Elviel
Обожаю мандарины. Зависаю в мире рыжего киборга.
Сначала были отдельные части, которые только в последний момент перед выкладкой я, допинаная желающими прочитать _это_, собрала в куску, причесала-пригладила... и с немалым удивлением обнаружила вполне связный текст страниц на 70 в ворде. Ой.

Итак, вот что написалось после первого диалога, который мгновенно сложился в голове и вылился на бумагу. Потому что взгляд "со стороны" на диалог всё же потребовал отступления и пояснения "кто есть кто".
Кстати, заранее хочу предупредить - поклонникам "канонично-громыкинского" образа Дэна лучше подумать, а потом читать дальше. И не говорите, что я не предупреждала! =))) У меня он получился более "очеловеченный", что ли, и уж точно куда более озорной. =) Кстати, я раньше не понимала, как это - когда персонажи вдруг начинают жить и действовать сами по себе. А вот оно и правда так - в голове готовая сцена, начинаешь стремительно стучать по клавишам - а герои вдруг начинают вести себя совсем не так, и говорить не то... :-/

Ладно, поехали. Это просто по сути пересказ первой книги ВБП - КБ (перевожу ещё раз, далее не буду - книги Ольги Громыко "Космобиолухи").

Название: Космо()олухи (написано до выхода КЭ), АУ =)
(Второе название: "Дэн и компания", под ним публиковалось первый раз)
Автор: Elviel (Елена Глазунова)
Фэндом: Громыко Ольга «Космобиолухи»
Персонажи: команда пока ещё безымянного грузовика, пираты, пиратский хирург, Роджер, инопланетяне
Рейтинг: первый после G (и то ради перестраховки; кто не согласен - дайте знать)
Жанры: Джен, Фантастика, Юмор, Драма, Ангст, СЛЭША НЕТ !!! :)
Предупреждения: ООС, АУ
Время действия - между КБ и КЭ (писалось между первой и второй книгами, но по... эм... скажем, по поступкам и общению, вторая часть зарисовок вполне может относиться к периоду после КЭ)
Перепост и цитирование: с моего ведома и РАЗРЕШЕНИЯ, и ссылку мне!


* * *
- Груз закреплён надёжно?
- Так точно, капитан!
- Пассажиры?
- В каютах.
- Пристёгнуты?
- Лично привязывала!
- Надеюсь, не смирительными рубашками?! С вас же станется. Ну, хорошо…
Станислав поправил фуражку, как обычно медля отдать последний приказ на взлёт. Капитан неторопливо прошёлся взглядом по лицам своей крепко спаянной последними событиями команды.


Когда он по пьяни умудрился купить в кредит старенький космический грузовик – правда, в хорошем состоянии – то надеялся, что сделает один рейс, а потом вернёт банку деньги, а грузовик – на склад… Он бы и в этот рейс не полетел, однако, купив корабль, умудрился в том же помрачённом алкоголем состоянии взять заказ. Причём не абы какой, а государственный. Всего-то и нужно было отвезти группу микробиологов на отдалённую необитаемую планету, чтобы они изучили какую-то местную бактерию, там по мере сил «посодействовать» учёным, а через месяц привезти их вместе с результатами исследований назад - и всё. То есть это он тогда так думал. Бывший космодесантник не предполагал, что тихий-мирный вояж на Степянку (где и мало-мальски крупного зверья нет, даже поохотиться не на кого) обернётся экшеном с участием космических пиратов – как плохих, так и хороших (а вы верите, что такие бывают? А вот, оказалось, что бывают), одного пиратского змеелюда и одного… мда. И одного киборга. Стас даже про себя обычно избегал произносить это слово. Со штурма маяка на Васильке он терпеть не мог эти биомашины , более того - отказывался даже находиться с ними рядом. А ещё он до зубовного скрежета ненавидел рыжих. Тоже «наследство» его прошлого, бывший космодесантник стискивал зубы, едва вспоминал одну рыжую тварь-командира… Хорошо, что он мёртв. После памятного боя его смерти он радовался больше, чем победе. И даже больше, чем тому, что остался жив. Но вот рыжих с тех пор не переваривал ни в каком виде.
Вся команда (за исключением техника, который шебуршал в машинном отделении) тоже смотрела на него в ожидании. Капитан встретился глазами с пилотом. Теодор или просто Тед, красивый высокий накачанный парень с внешностью то ли латиноса, то ли индейца. Как всегда, чёрные волосы спрятаны под любимую красную бандану с зелёными черепушками. Глаза горят, и чуть не подпрыгивает от нетерпения. Тед из тех, кто по-настоящему живёт только за штурвалом. Впрочем, нет, неверно. Он всегда живёт по-настоящему, каждую минуту, а за штурвалом ещё и кайфует. У них вышла небольшая размолвка перед отлётом, когда капитан, заглянув к Теду за чем-то, обнаружил очередной кустик конопли и категорически велел выкинуть его за борт. Ещё и проследил, чтобы Тед не сфилонил и не припрятал своего «корабельного питомца» где-нибудь в машинном отделении или в каюте приятеля. Пилот обиделся и демонстративно дулся вплоть до самого старта. Но сейчас он, похоже, наконец забыл про расправу над «питомцем» и только что не светится от предвкушения.
Из медотсека выглянул и с ухмылкой от уха до уха отсалютовал ему корабельный врач. Вениамин, Венька, старинный друг. Один из тех, кто участвовал в заговоре «а давайте уговорим Стаса купить корабль». Собственно, он первый идею и подал. Полетел со старым другом «Стасиком» в первый рейс… и, похоже, остаётся на корабле насовсем. Ну, по крайней мере, надолго. Вчера Веня отправил в свою больницу на Новом Бобруйске заявление об увольнении «по собственному желанию». Это решение далось ему нелегко, свою больницу и свою профессию он любит, но… Но. У них у всех теперь есть одно большое «но». Капитан перевёл взгляд дальше и почувствовал, что губы невольно расползаются в улыбке. Вот уж точно – если кто и ждёт старта даже больше, чем Тед, так это Полина. Девушка из той самой группы микробиологов со Степянки, которая решила остаться с ними… и каким-то образом (Стас сам не очень понял, каким) настояла на своём. Симпатичная, с ладной фигуркой и всегда (за исключением разве что последних трёх недель) с радостной улыбкой. При виде неё настроение само собой начинало улучшаться. Станислав серьёзно побеседовал с Полиной перед отлётом, и кое о чём они договорились, в частности о том, что штатной ставки у неё пока не будет… а там как пойдут дела. Непонятно было, на какую «ставку» её брать, Полине ещё только предстояло найти свою «нишу» на корабле. И, надо сказать, отчасти она её уже нашла – девушка оказалась очень полезной при общении с заказчиками (пока они млели от её улыбок, капитан сумел уговорить размякшего клиента накинуть к первоначально предложенной сумме аж пятнадцать процентов «за качественное выполнение задания») и пассажирами. Полина очень старалась быть полезной… и до сих пор, кажется, не верит, что Стас в самом деле взял её на корабль. Впрочем, он не жалеет, вот и пассажиров они ухитрились разместить и обаять ещё до его возвращения с очередным подписанным пакетом документов на вылет.
«Они». М-да. Капитан мысленно вздохнул и заставил себя посмотреть на последнего члена экипажа. Денис, точнее теперь уже окончательно Дэн. Их навигатор. Голубые глаза спокойно встретили взгляд капитана. На самом деле, вывести навигатора из себя вообще было довольно сложно… но можно. Если начать расспрашивать про «Чёрную Звезду» - его предыдущий корабль, с которого Дэн, чтобы избежать верной смерти, сбежал под шумок во время аварии при посадке на Новом Бобруйске. Именно из-за Дэна они перед поиском нового заказа задержались на некоторое время на астероиде, который служил пристанищем космическим пиратам. Навигатор едва не погиб, спасая их всех на Степянке, а когда его наконец нашли возле разбитого флаера и привезли на корабль, от смерти парня отделяли считанные минуты. Пришлось заморозить его в криокамере, разобраться с возникшими проблемами – контракт-то был не выполнен, исследования сорвались, поскольку база микробиологов была уничтожена пиратами – а уже потом искать возможность спасти раненого. Для этого пришлось лететь, можно сказать, прямиком в осиное пиратское гнездо, поскольку по некоторым причинам помочь в другом месте им не могли. Да ещё напоследок руководитель микробиолух… микробиологов подал в суд, но всё же капитану удалось доказать форс-мажорность ситуации. Так что они, можно сказать, легко отделались… Суд, конечно, нервы помотал Стасу, но не так, как те два дня, когда они каждое утро ждали вызова по комму от пиратского хирурга с новостями о состоянии Дэна… а новостей не было, как и изменений к лучшему или к худшему. Но вот теперь навигатор вместе с остальными ждал от него команды на взлёт. В отблесках вирт-экрана волосы киборга, как всегда, казались ещё более рыжими, чем были на самом деле.
Станислав с некоторым трудом отвёл взгляд, ещё раз поправил фуражку и, снова взглянув на Теда, отрывисто скомандовал:
- Взлёт разрешаю!
Двигатели тихо гудели, наращивая мощность, Тед следил за показателями индикаторов, а мысли капитана по-прежнему крутились вокруг недавних событий. Немалое место в которых занимало это рыжее… недоразумение. Модели DEX-6, печально известной серии-«шестёрки», часть биомашин-кибогов в которой «сорвало с катушек». В большинстве случаев – с существенными человеческими потерями. Кстати, Дэн тоже был «сорванным». И хоть в его случае обошлось без жертв, приказ о ликвидации «бракованного» киборга был уже подписан, аккурат перед самым прибытием «Чёрной Звезды» на Новый Бобруйск.
«Денис» попал к ним на борт, когда они срочно искали навигатора перед первым стартом – он единственный из всех, пришедших на собеседование, действительно разбирался в астронавигации. Так что, несмотря на категорический приказ капитана: «Рыжего не брать!», выбора у проводивших собеседование Вениамина и Теда не было. По документам рыжий парень проходил как Денис Воронцов, навигатор с четырёхлетним стажем, специализирующийся на малых транспортниках. Как потом выяснилось, после аварии «Чёрной Звезды» при посадке на Новом Бобруйске настоящий Воронцов ещё почти месяц пролежал в коме. Но всё же выжил (те, кто был на месте аварии, удивлялись, каким чудом ему это удалось). Остальной экипаж погиб практически полностью, включая нескольких киборгов модели DEX-6, находившихся на борту для черновой работы и тренировки наёмников и находившихся на третьем уровне, уцелели лишь киборги и анабиозники на втором... А документы рыжеволосого Дениса оказались у исчезнувшего при аварии взбунтовавшегося против побоев «тренировавшихся» на нём наёмников киборга, который после недели скитаний по городским свалкам решился прийти по их объявлению о вакансии. Станислав вспомнил, как он тогда выглядел – исхудавший, надрывно кашляющий парнишка в грязной одежде, губы обветрены, красные пятна лихорадки на щеках… и к тому же рыжий. Если бы не срочная необходимость, в жизни бы не взял такого навигатора на борт! Вот только деваться уже было некуда.
Однако всё оказалось не так плохо. Вопреки опасениям Стаса, «Денис» оказался тихим спокойным парнем, Вениамин постепенно вылечил его бронхит (слава Богу, хоть не чахотка оказалась!), а с Тедом они почти сразу нашли общий язык и работали на редкость слаженно. Да и навигатор он был толковый. Если б не рыжие волосы, Стас бы, пожалуй, и радовался, что заполучил его на борт. Впрочем, прошло немного времени, и капитан потихоньку, незаметно для себя, привязался к обоим парням и искренне переживал, когда они еле оклемались после того, как нахлебались какой-то болотной дряни. В тот раз они вытаскивали из этого самого болота «соседей по исследуемой планете», как они думали – геологов, а на самом деле – пиратов. Правда, пиратов «хороших». Которые не только не перебили их как свидетелей, но и грузовик подремонтировали и обновили на ремонтной базе Альянса. Собственно, именно эту базу они искали и нашли аккурат под их с микробиологами лагерем. Если разобраться, сначала-то эти «геологи» им пакостить пытались, чтобы выжить с нужного места, и если бы не скрытая помощь киборга, кто знает, как всё могло обернуться? Но Дэн для начала втихую пробрался в пиратский лагерь и испортил их планетарный катер. А потом перепрограммировал запущенную пиратами «робособаку», которая должна была «пугнуть» микробиологов и вынудить их улететь со ставшей вдруг «потенциально опасной» планеты. Пугнула «собачка» в итоге самих пиратов, хорошо так пугнула…
Но когда команда Стаса поближе познакомилась с «геологами» (те в итоге решили просто подождать, когда грузовик увезёт базу микробиологов восвояси с поляны над их кладом), и они вместе праздновали день рождения капитана (сейчас кажется, что сто лет назад это было, хотя меньше месяца прошло), прилетели пираты «плохие». Как водится, прилетели не просто так, им нужно было кое-что на планете… собственно, та же самая база Альянса. И вот эти пираты никого из свидетелей живыми не выпустили бы. Так что, взвесив все «за» и «против», экипаж Стаса объединился с «геолого-пиратской» командой бывшего полицейского Роджера Сакаи (прозванного среди пиратов Унылым Роджером) и дал бой головорезам пиратского адмирала Балфера. Им бы не справиться… или человеческие потери могли быть куда существеннее, несмотря на всю их смекалку и особо изощрённую изобретательность – но опять помог Дэн. Ухитрившись и тут остаться «за кадром», он расправился с самым серьёзным их противником –десантником-змеелюдом. А оказавшись один на огневой точке, методично перебил противостоящих ему пиратов и успел примчаться на помощь капитану в тот момент, когда Балфер собирался застрелить Стаса. Но в итоге киборгу всё же пришлось выдать себя, чтобы спасти капитана и остальных – ценой собственной жизни, как всем тогда казалось. Это уже получается второе чудо в его странной жизни – когда хирургу на пиратской базе удалось вытащить рыжего буквально с того света. А может, и не чудо – такое упрямое существо, как Дэн, ещё поискать…


* * *
-У-р-р-а-у-у-у…
Странный звук проник в сознание, блаженно растворившееся в чёрном «нигде, никогда». Болезненно резонируя, беспокоя не желающее прерывать покой «я». Красное… красное что-то вспыхнуло поверх уютной черноты. Постепенно, словно выплывая из толщи мутной воды, сознание медленно, по крупицам, начало возвращаться, анализируя красные чёрточки перед глазами.
«Ускоренная регенерация. Недостаточно энергии». Что это?.. Ах, да. Служебное сообщение. Что такое «сообщение»? Что такое «служебное»?.. Что такое «регенерация»?..
Опять чернота.


* * *
В изоляторе, на время переоборудованном в специализированную послеоперационную палату, царила тишина – если не считать монотонного попискивания многочисленных приборов. Датчики и провода словно паутиной опутывали лежащего на больничной койке рыжеволосого молодого человека. Тёмные круги вокруг глаз, заострившиеся черты лица, бледная, почти прозрачная кожа. Лишь на виске почти незаметно для глаза проступает голубоватая жилка, да на запястье, там, где лежат чужие пальцы, редко и слабо бьётся пульс. И пока он бьётся – надежда есть. И чужая рука не исчезнет с запястья, чтобы даже на миг не отказаться от надежды, не усомниться, что всё ещё будет хорошо. Одну руку сменяет другая, плавно, сначала касаясь пальцами кожи рядом, потом постепенно сдвигая первую – чтобы ни на миг не терять это ощущение биения чужой жизни под кожей.
Впрочем, как знать? Может быть, пульсация и продолжается лишь потому, что поверх бессильно и неподвижно обмякшей на одеяле кисти всё время лежит тёплая рука одного из друзей?
* * *

- А?! – девушка даже подскочила от неожиданности, вырванная из сна.
- Тс-с-с… Задремала?
- Да… кажется, - Полина потёрла заспанные глаза кулачками и тут же, испуганно вздрогнув, снова потянулась убедиться, что чужой пульс никуда не делся.
Станислав вздохнул:
- Ну, что ты опять вскинулась? Второй день, как почти все показатели стабилизировались.
- Вот именно! – тихо, но непреклонно возразила девушка. – А надо, чтобы не «почти», а все. Мы же с вами вчера уже пробовали Дэньку разбудить, а он…
Голос девушки дрогнул, но она упрямо закусила губу и вздёрнула подбородок, демонстрируя, что держит своё обещание не плакать. Собственно, только благодаря данному обещанию ей и разрешили дежурить в очередь с остальными около рыжего.
В дверь, стуча подбитыми металлом ботинками, вошёл местный хирург. Девушка уже привычно поджала губы, недовольная как шумом, так и «антисанитарией». Мог бы и бахилы одеть, неизвестно ещё, по какой грязи он в этих ботинках разгуливал! Однако высказывать ничего уже не решилась, и так в прошлый раз врач её пообещал выставить, если будет лезть не в своё дело. Идёт регенерация – вот и пусть идёт. Ничего тут лишние пара-тройка миллионов пылинок-бактерий не решат.
Подойдя к ним, медик бросил беглый взгляд на пациента и отвернулся к мониторам. Изучив их показания, он снова оглянулся на рыжеволосого, неподвижного, с закрытыми глазами, и недоумённо хмыкнул.
- Что-то не так? – поинтересовался Стас, стараясь, чтобы голос прозвучал максимально равнодушно. И из-за Полины, и чтобы не показывать, насколько важно, чтобы всё было «так».
- Да странно просто… Исходя из характеристик данной модели и показаний мониторов, период комы закончился ещё вчера. Часть энергии уже может быть направлена не только на поддержание жизнеобеспечения биологической части и безотлагательную регенерацию, но и на некоторые моторные функции.
Девушка, не удержавшись, подалась вперёд. Недовольно покосившись на неё, врач всё же соизволил пояснить:
- Движения мышц, не рефлекторные, как дыхание, а произвольные. Впрочем, с травмами такой степени я сталкиваюсь впервые, возможно, вся энергия ещё какое-то время будет идти только на регенерацию.
Девушка не стала отвечать, что она вообще-то зоолог и прекрасно знает, что такое "моторные функции организма", И не надо выдавать ей объяснение "для блондинок", тем паче, что она-то точно не блондинка. Не сейчас, по крайней мере.
- Полина, пока я здесь, сходи хоть поешь, - капитан с сочувствием посмотрел на девушку, но та заупрямилась:
- Не хочу. Мне сейчас кусок в горло не лезет.
- А надо, чтобы полез, - Станислав неодобрительно сдвинул брови. – Кому будет лучше, если ты в голодный обморок свалишься? Сходи хоть кофе попей. Только обязательно с сахаром и сливками! Считай это капитанским приказом. Поняла?
Хирург проводил выскользнувшую за дверь девушку одобрительным взглядом, ласкающим фигурку. Стас мысленно поморщился, но снова промолчал. К счастью, заговорил врач о другом.
- Вы предупредите… своих, - опять одобрительный взгляд в сторону двери. – Чтобы они ходили по базе осторожнее.
- То есть? – Станислав поднял брови, неприятно удивлённый. – Мои ребята во что-то вляпались?
Про себя с досадой подумав, что могли, вполне могли. Даже при том, что один из главных участников любых проделок валяется без сознания, а остальные просиживают у него практически всё свободное от сна время. Его команда на любом ровном месте найдёт, во что вляпаться.
- Пока нет, - ухмыльнулся врач, помечая для себя показатели с нескольких мониторов и время снятий показаний. – Просто у нас тут вчера случилось кое-что.
Он опять замолчал, намекая, что дальнейший рассказ требует от собеседника некоторой реакции и уговоров продолжить. И Стас его не разочаровал:
- Я-то думал, у вас тихое спокойное местечко, - преувеличенно саркастически фыркнул он. – Наверное, опять в баре подрались?
- Нет, - медик на удивление серьёзно покачал головой. - Не в баре и не подрались. В одном из дальних коридоров труп нашли.
- И что в этом странного? - теперь уже искренне удивился капитан. - Или это у вас редкость?
- Не то, чтобы редкость - но трупы со свёрнутой шеей находят нечасто. Обычно из бластера палят. А тут - работа чистая, и следов борьбы нет. Словно человек не видел нападавшего... или не успел среагировать.
- Может, и правда не успел? - Станислав почувствовал, как, образно говоря, шерсть у него на загривке встаёт дыбом от логичной догадки.
- Человек бы скорее задушил противника. Свернуть шею сложнее, тут нужна сила, и то не в один момент получится. А погибший даже вцепиться в руки нападавшего не успел, когда его схватили, - интонацией подталкивая мысль капитана, продолжал хирург. Если бы мысли Стаса нужно было подталкивать!
- Киборг?
Медик недовольно поморщился - видимо, хотел, чтобы собеседник ещё погадал и помучился.
- Скорее всего.
- А чей, удалось выяснить?
Врач задумчиво потёр переносицу:
- В том-то и загвоздка. У нас, конечно, используют DEXов, но, как правило, на крупных кораблях. Или уже на планетарных базах. Ну, и как охрану, конечно. Но сейчас, когда большинство гостей со свадьбы уже разлетелись по... хм, делам, на базе нет кораблей, где среди оборудования или охраны были бы киборги. По крайней мере те, о которых нам известно.
- Кроме нашего, - прищурился Стас, ему показалось, что собеседник намекает именно на это.
- А что, у вас второй киборг есть? - удивился врач, и, похоже, удивился искренне.
- Нет, конечно, - про себя капитан подумал, что ему и с одним-то хлопот за глаза хватает.
- Ваш неработоспособен, - равнодушно отозвался пиратский хирург, подключая очередную капельницу с лекарством. - Он даже сознательной моторики не проявляет, хорошо хоть, сам дышать стал наконец.
- А человек это не может быть? Просто сильный и напавший внезапно?
Станислав прикинул, что надо и правда предупредить экипаж и запретить любые перемещения, кроме как с корабля в медблок и обратно.
- Очень маловероятно. Я ж говорю - свои бы бластер использовали. Проще и эффективнее. И приближаться не надо, с риском, что при сопротивлении останутся улики. А киборгам бластеры с ножами дают только если они в охране, и то не всегда – они же сами по себе оружие.
- А враги у погибшего были? Или те, кто метил на его место?
- В том-то и дело, что врагов он себе как-то не нажил. Не крысятничал, своих не подставлял. В той команде, где летал, работал в основном техником.
Стас постарался пропустить это "в основном" мимо ушей.
- Картинка складывается какая-то… не складывается, в общем, - покачал он головой.
- Да, - равнодушно согласился медик, видимо, тема ему уже прискучила. – Кстати, возможно, двигательной активности не проявляется, потому что нет задания на текущий момент. Попробуйте что-нибудь приказать своей «шестёрке», посмотрим, среагирует ли процессор.
- Дэн, - негромко позвал капитан. – Ты как?
Произнести это было трудно, мешал непонятный комок в горле. Но ещё труднее оказалось внешне спокойно вынести отсутствие реакции.
- Нет, - хмыкнул хирург. – Отдайте приказ. Хотя бы поднять руку. Только уточните, правую или левую.
Станислав попытался собраться и послушно повторил, постаравшись вложить в голос командные нотки:
- Подними правую руку!
Реакции по-прежнему не было.
- Ну что ж, - взглянув на личный комм, подытожил врач. – Сейчас мне надо идти, а ближе к вечеру, если не будет улучшения, я подключусь к процессору и проведу тестирование выполняемых задач. Посмотрим, как идёт регенерация, и почему до сих пор не включились произвольная мышечная активность и сознание.
Капитан задумчиво кивнул, прикидывая, что вот-вот должен подойти Венька. Стоит его дождаться, передать слова хирурга и послушать, что он скажет. Или пусть хотя бы в очередной раз повторит, что всё будет хорошо. Потому что это нужно слышать не только ребятам, но иногда и самому Стасу.

Когда за мужчинами закрылась дверь, на несколько секунд наступила абсолютная тишина, даже почти беззвучное дыхание больного прервалось. Потом лежащий на кровати рыжеволосый парень медленно и глубоко вдохнул пахнущий медикаментами воздух, так же медленно выдохнул… и открыл глаза.

* * *
Станислав вышел вслед за местным медиком в коридор и задумался, облокотившись спиной о стену. Что-то не давало ему покоя, какой-то миг из их разговора с медиком. Бывший космодесантник нахмурился, пытаясь вспомнить, в какой момент это было. Не в тот ли, когда он… да. В тот момент, когда он произнёс «Киборг?». Но что могло привлечь его внимание? Звук? Или… отсутствие звуков? Потому что один внезапно сбойнувший монитор пропустил очередной «пик».


* * *
Если на базе действует «сорванный» киборг, есть ли угроза для людей? Для пятерых людей?..
Пальцы лежащей на одеяле руки дрогнули и медленно сжались в кулак, зажав складку одеяла. Замерев на секунду, рука разжалась и так же медленно поднялась, сгибаясь в локте, и потянулась вверх, к голове - туда, где щекотала лоб рыжая прядка. Поправляя её, шестой DEX ещё раз прокрутил в голове только что полученные данные. Здорово мешало накатывавшее приступами головокружение, слабость после нескольких дней регенерационной комы и муть в голове от лекарств, но процессор обсчитывал данные с допустимым для текущих задач замедлением.
Информации было вроде бы и не так уж мало, но картинка не складывалась, как сказал капитан.
Итак, что мы имеем в сухом остатке? Он единственный киборг, который сейчас находится на пиратской базе? Неизвестно. Его не подозревают, потому что полагают пока что не способным двигаться. Стоит местному врачу провести принудительное сканирование, его состояние тут же будет как на ладони. Это создаст проблемы… Единственный выход – попытаться разобраться самому, и немедленно.
Дэн потянулся к капельнице и перекрыл подачу лекарства. Выждал несколько секунд и, поморщившись, вытащил из вены иглу (бр-р-р!). Подчиняясь приказу, кровь почти мгновенно остановилась, ранка затянулась пока тонкой, но достаточно прочной корочкой. Теперь можно было сесть, наклониться и зашнуровать кроссовки. Голова закружилась, но стоило выпрямиться и немного подышать глубоко, как тошнота отступила. Хорошо.
Рыжий медленно встал, на ходу проверяя систему стабилизации и сведения о месте пребывания. Первое было более-менее в порядке. Второе – ограничивалось парой определений «пиратская база» и «логово приятелей Роджера». Последнее определение выглядело сомнительным. Итак, первоочередная задача – сбор данных о месте пребывания. Дэн осторожно открыл дверь… и пожалел, что из-за небольшого запаса энергии не запустил сканер. Напротив двери, скрестив руки на груди и мрачно глядя на него из-под козырька капитанской фуражки, прислонился к стене Станислав. Бывший десантник умел быть почти неслышным, когда хотел. Почти… но ему этого хватило. Навигатор застыл, как кролик перед удавом, понимая, что пресловутый «капец котёнку», который как-то упоминал Тед, для него лично имеет шансы наступить здесь и сейчас. Пока он судорожно высчитывал, какой вариант будет оптимально… минимально… в общем, как отделаться по возможности малой кровью, капитан ровным голосом спросил:
- Можно спросить, куда ты собрался? В таком виде? – и, не дожидаясь ответа, подбородком показал направление назад, в комнату. Дэн послушно отступил на шаг назад, прикрыл дверь изолятора и присел на кровать. И-ди-от… Мало того, что сканирование не запустил на предмет обнаружения живых существ вокруг, так ещё собрался идти в пижаме. Как-то забыл, что надето, привык, что брюки и рубашка – они и есть брюки и рубашка. М-да. Вот и думай, кто оказался умнее, «шестёрка» или бывалый военный. С которым один раз обман прошёл, но теперь он начеку. Что только что и продемонстрировал, вкупе с явным недоверием. Навигатор горестно вздохнул и ссутулился. Мало того, что выставил себя полным дураком, ещё и влетит за попытку смыться неизвестно куда. А признаться, зачем хотел уйти – влетит за то, что струсил общаться вчера с капитаном и притворялся, будто спит и чувствует себя хуже, чем есть на самом деле.
За дверью послышались голоса. Краткий обмен репликами, затем дверь открылась, и Дэн, хоть и ожидал этого, невольно вздрогнул. Но вошёл не рассерженный капитан, а Вениамин, который тоже сейчас имел вид, весьма далёкий от обычного благодушного. Остановившись в нескольких шагах от проштрафившегося пациента, он окинул его пристальным взглядом и осуждающе покачал головой. Навигатор опустил голову, потому что смотреть в глаза Вениамину почему-то не получалось.
- Ляг, - сухо сказал врач, дождался, пока его распоряжение будет выполнено, и подошёл вернуть капельницу на место. В лицо рыжему он больше не смотрел, и вид у него был теперь скорее не укоризненный, а очень расстроенный. Накрыв пациента лёгким одеялом, он повернулся к двери.
- Вениамин Игнатьевич… - робко окликнул его Дэн, но врач, не оборачиваясь, покачал головой и вышел из изолятора. За дверью опять раздались голоса, но говорили очень тихо – намеренно тихо. Услышать всё равно можно было бы… и, наверное, нужно было бы. Но пока он колебался, разговор закончился - после пары фраз один из собеседников ушёл, а второй остался на «дежурстве». Интересно, что ушёл, судя по шагам, капитан. Если бы не капельница, он бы попытался выглянуть в коридор и поговорить с врачом. А может, и нет. Стоило вспомнить, как Вениамин Игнатьевич смотрел, и становилось совсем неуютно, а глаза словно начинало жечь изнутри…
В коридоре снова протопали капитанские ботинки, без остановки до двери. Когда она начала открываться, Дэн не выдержал и зажмурился. Потом решил, что это совсем уж малодушно и заставил себя приоткрыть глаза, пусть и не встречаясь взглядом со Станиславом. К счастью, капитан тоже не смотрел на навигатора. Подойдя к кровати, он молча бросил на стоящий рядом с изголовьем стул джинсы и рубашку в пакете, повернулся и пошёл к выходу. Уже открыв дверь, бросил через плечо презрительно:
- Если уж решил сбежать от нас, имей мужество хотя бы попрощаться.
И вышел.
Дэн судорожно выдохнул. Почему-то воздух с трудом проходил через горло, хотя по данным самодиагностики, в этой области мышцы, кожа, голосовые связки – всё было в полном порядке. И, тем не менее, что-то сдавливало горло, воздух удавалось втягивать и выдыхать только рывками. Глаза опять словно начали нагреваться. Стоило бы опять запустить диагностику, состояние было ненормальным и пугающим… вот только рыжий не мог сейчас даже испугаться. Его затрясло, и он ничего не мог с этим поделать. Тело оказалось умнее головы – словно само собралось в комочек, руки прижали к лицу подушку, чтобы заглушить неровное судорожное дыхание. Глаза жгло, Дэн прижал на секунду пальцы к векам и с удивлением ощутил влагу, оставшуюся на руках. Он так и смотрел в недоумении на влажный след на пальцах, когда дверь снова открылась. На сей раз это был местный хирург. Обычно навигатор напрягался, стоило тому появиться – слишком уж разителен был контраст между его отношением к «бездушной кукле» и искренней добротой, которой окружали рыжего Вениамин и остальные. Но сейчас Дэн ощутил скорее облегчение от того, что это не кто-нибудь из экипажа. Его… его?.. экипажа. И вслед за мгновенным облегчением снова накатил спазм, глаза словно обдало кипятком… Он закусил губу, но эта боль не отвлекла от той, что нарастала в груди. Да, можно было на время отложить анализ действий капитана. Он сам как-то отложился. Но вот сейчас словно вспыхнуло, после почти мгновенного просчёта ситуации и сопоставления с аналогичными примерами из базы данных, понимание – почему капитан так себя вёл сейчас, и что это означает. Значит, всё-таки, это конец…
Местный врач что-то спросил, но слова были сейчас лишь звуковым фоном, неважным и не подлежащим анализу и оценке. Хирург ещё раз задал вопрос, раздражённо фыркнул, подошёл, небрежно, кончиками пальцев, повернул голову рыжего, чтобы посмотреть на него… и рука опустилась. Врач медленно отступил на пару шагов, не отрывая от DEX`а квадратных глаз, потом повернулся и, то и дело оглядываясь на него, быстро вышел из палаты. Это тоже было странно, но Дэну было уже всё равно. Он снова сжался в комочек, прижав руки к лицу, чтобы хоть немного унять жжение в глазах.
Сколько он так пролежал, рыжий не знал. Внутренние часы действовали, но когда он попытался посмотреть последние логи, в них царила полная чехарда, словно процессор не мог корректно обработать и записать информацию. Но если судить по последним связным записям да этой абракадабры – около четырёх часов продолжалось «выпадение из реальности».
Капельница давно докапала, но если раньше Вениамин появлялся чуть ли не в тот момент, когда лекарство заканчивалось - чтобы отключить систему, поговорить, рассказать, какие улучшения он видит – сейчас никто не заглядывал в эти последние часы, ни врачи, ни посетители.
Поколебавшись, Дэн всё же вытащил капельницу и остановил кровь. Он совершенно не представлял, что делать дальше. Может ли он оставаться здесь и долечиваться? Когда и куда решит полететь теперь капитан? Придут ли ребята попрощаться или обиделись? Или Станислав Федотович их не отпустит? Да нет… это не в его духе. При мысли о капитане горло снова сжало невидимой петлёй. Насколько непростые были у них отношения с самого начала… и какое облегчение было после того памятного разговора за чаем. Потом это медленное выплывание из забытья, голос, звавший его. Оглушившее понимание, что капитан не будет гоняться за ним с бластером… угроза «я с тобой ещё на корабле поговорю»… Угроза? Обещание. Которое не напугало его, а заставило вздрогнуть от радости, потому что подтвердило безумную надежду остаться с этими людьми.
И вот теперь он, кажется, всё-таки всё испортил.
Находиться сейчас в изоляторе было тяжело, хотелось уйти – всё равно, куда. Нет, не всё равно. Найти бы кого-нибудь из его… из экипажа грузовика. Вот только станут ли с ним разговаривать?
Навигатор медленно поднялся, опять надел кроссовки. Голова так и кружится, слабость… но с этим ничего не поделаешь. Логичнее всего было бы остаться и продолжать лечение… а если никто не вернётся? Сейчас он вспомнил, что заходил местный хирург и ушёл с ошарашенным видом. Что же его так удивило?
Рыжий медленно вышел из изолятора, держась в полушаге от стены, чтобы если поведёт в сторону, опереться на неё. Он не представлял схему пиратской базы, даже в самых общих чертах. К счастью, на стене обнаружился план эвакуации медицинского блока и нескольких смежных лабораторий. Однако, в какой стороне выход к другим частям базы, обозначено не было, только путь в аварийный док к спасательным шлюпкам. Дэн решил двигаться к ближайшей лестнице, она вела вверх, на следующий этаж. Пустой гулкий коридор наводил гнетущее впечатление. Он полукругом вёл… куда? Это ещё предстояло выяснить. Метров через сто голова опять закружилась, пришлось опереться на стену и переждать несколько минут. Сигналы о дефиците энергии становились всё настойчивее. Скоро их не получится игнорировать… Ещё метров через пятьдесят за изгибом открылась небольшая ниша в стене, сделанная явно для отдыха в пути по коридору. Иначе зачем здесь был достаточно мягкий диванчик и пара больших растений в кадках… правда, искусственных, но сделанных достаточно хорошо, чтобы издалека принять за живые.
Навигатор устало опустился на диванчик и откинулся на спинку, с облегчением расслабляя мышцы. То, что погнало его уйти из изолятора и двигаться дальше, затихло под влиянием усталости и слабости. Больше не хотелось ничего, ни двигаться, ни искать выход… Может, просто остаться здесь? Энергия кончится, не очень быстро, но это случится. Двигаться не хотелось. Думать тоже не хотелось. Точнее, было непонятно, зачем.
Когда он провалился в сон, Дэн не заметил. Просто медленно приходил в себя, осознавая, что, оказывается, заснул (и неудивительно, он ещё только начал поправляться, а сколько всего случилось сегодня), а сейчас рядом ещё и кто-то сидит. Очень тихо сидит, звуков движения нет и дыхание замедленное и почти неслышное, словно человек спит или в трансе.
Поколебавшись, рыжий всё же приоткрыл глаза – всегда лучше та опасность, которая тебе известна. Опасность и правда была известная. Сидела и смотрела на него чёрными глазами нового пиратского адмирала. Роджера сейчас легко можно было принять за киборга, так неподвижна была поза и бесстрастно лицо – вот только глаза выдавали, поблёскивали какими-то непонятными эмоциями из-под полуопущенных ресниц.
- Проснулся, - негромко констатировал Роджер и наконец пошевелился, повернул к нему голову. – И что думаешь делать дальше?
Дэн подумал… и пожал плечами.
- Конечно, - медленно и бесстрастно продолжал Роджер. – Учитывая, где ты находишься, точнее, среди какого контингента… Тебя с радостью возьмут на десяток кораблей. Это только навскидку. Не говоря уже о том, что и я бы при других обстоятельствах взял тебя к себе. Разница в том, что другие будут ожидать привычного подчинения, и всё другое их напугает. Ты сможешь притворяться всё время? Играть роль обычного киборга?
Рыжая голова опустилась и медленно качнулась влево-вправо.
- Так я и думал… - Роджер помедлил. – Летай я по-прежнему на «Сигурэ», не задумался бы. В своих ребятах я был уверен… ну, Фрэнка бы припугнули, чтобы не проболтался. Но на крейсере народу много, и я не уверен в их полной лояльности. Так что выбор у тебя – либо притворяться обычным киборгом, либо… человеком. Но как только ты себя выдашь – а случай может сложиться довольно быстро – реакцией будет страх… главным образом, страх.
- И меня попытаются уничтожить, - озвучил недосказанное DEX.
- Скорее всего, - кивнул Роджер. – Даже мне не по себе сейчас рядом с тобой… и поверь, мне не доставляет удовольствия в этом признаваться. Я бы этого и не сделал никогда, но не люблю быть обязанным. Я всем вашим обязан успехом с базой Альянса – но этот успех обернулся бы смертью, если бы не вмешался один… своевольный киборг. Так что тебе я обязан своей жизнью и жизнями остальных – Винни, Джилл… Фрэнка.
- Ты… тебе не по себе, но на «Сигурэ» ты бы меня взял? – переспросил навигатор.
- Да, - кивнул адмирал. – Но я хочу, чтобы ты понял – это бы повысило шансы спасти экипаж в критической ситуации. Я бы исходил из этих соображений.
Дэн промолчал. И потому, что слышать такое было обидно, хотя и предсказуемо, и потому, что голова опять начала кружиться.
- Возможно, - мягко продолжал Роджер. – После того, как пройдёт время и мы влипнем в пару десятков приключений, мы узнаем друг друга лучше, и это изменится, вот только…
Он пристально посмотрел в глаза навигатору.
- Ты готов… убивать людей? Не тех, кто пытается убить тебя… или твоих друзей?
Повисло тяжёлое молчание. Потом Роджер криво ухмыльнулся:
- Я так и думал…
- Но разве… это обязательно? Мне казалось, вы этим не занимаетесь…
Роджер поморщился и устало ответил:
- А как ты думаешь, над чем я столько времени голову ломаю? Пиратский адмирал – это не просто красивое звание… его надо подтверждать делом. Иначе окажешься в ситуации, когда тебя перестанут опасаться. А в среде пиратов, если ты адмирал – либо тебя боятся, либо ты труп. Третьего не дано.
- И ты?..
- И я думаю, как бы пристроить базу и крейсер… а может быть, и «Сигурэ» так, чтобы этого хватило нам с командой для перехода назад на легальное существование. Потому что альтернатива…
Они опять помолчали.
- А к чему ты это говоришь? – устало спросил Дэн. Голова кружилась всё сильнее, хотелось положить её на спинку дивана и закрыть глаза.
- Пытаюсь подвести тебя к тому, что ты сам хочешь. Там ваш пилот и врач уже два уровня оббегали, скоро сюда доберутся… Так что ты можешь или остаться, чтобы тебя нашли, или уходить. Могу подсказать, где на уже обшаренных ими уровнях можно хорошо спрятаться.
Глаза опять защипало. Вот что за проклятие такое?
- Я не знаю… - Дэн стиснул ладонями виски. – Я опять пытался обмануть капитана… всех.
- Зачем? – Роджер удивлённо посмотрел на него. – Ты сам не понимаешь, как тебе повезло? Эти люди говорят о тебе, как об одном из них. Не как о киборге. Ты не видел, как они ждали, пока кончится операция. Несколько часов, почти не шелохнувшись, белые все…
Дэн повернулся к нему.
- Ждали? Пока кончится операция?..
- Да. Когда тебя практически с того света вытаскивали. Ваш капитан ещё до начала операции очень ругался, что ты не запустил сигнальный маячок после аварии. Чем раньше тебя бы нашли, тем больше было бы шансов спасти. А так хирург давал один из трёх, что ты выкарабкаешься… даже немного меньше. Он думал, что умрёшь прямо на операционном столе.
Рыжий ошеломлённо молчал.
- Неужели никто не сказал? Тебя еле вытащили… а, впрочем, ладно. Не будем углубляться в это, у тебя и так вид такой, словно вот-вот упадёшь в обморок.
- Но почему тогда… почему…
- А что конкретно случилось? – спросил наконец Роджер. – Я только знаю, что у тебя вышла очередная размолвка с капитаном, он был злой, как дракон, которому оттоптали хвост. А ты пропал - когда врач зашёл дать лекарство вечером, тебя в изоляторе не было.
- А сейчас вечер или уже утро?
- Ночь, - веско ответил адмирал. – Час собаки… правда, он уже заканчивается.
- Но ты сказал, меня ищут?
- Ищут. Так и не ложились. Очень беспокоятся, чтобы тебе хуже не стало. И меня, честно сказать, уже тревожит твоя бледность.
Дэн попробовал подняться, но слабость накатила такая, что он рухнул обратно. Мышцы противно дрожали.
- Я не могу, - беспомощно посмотрел он на Роджера. – Энергии недостаточно.
Тот непонимающе нахмурился:
- В смысле… ты голоден?
- Можно и так сказать, - кивнул рыжий.
- Тебе принести что-нибудь? Что?
- Лучше что-то сладкое…
Когда собеседник ушёл, навигатор погрузился в какое-то полузабытье. Вывело его из этого состояния мельтешение бело-голубого перед глазами. У дивана стоял Тед, водя у приятеля перед носом банкой сгущёнки.
- Очнулся, рыжий-бесстыжий, - констатировал он мрачно. – Ну что у тебя за характер стал такой противный? Постоянно всех заставляешь жутко из-за себя нервничать. На, ешь. А то у тебя круги под глазами, словно на наркотиках последний месяц сидел, а не на нормальной корабельной пище.
Пилот сунул ему сгущёнку и плюхнулся рядом на диванчик, и Дэн с виноватым смущением увидел, что Тед совсем вымотан. Рыжий открыл банку за колечко и стал аккуратно пить тягучую белую жидкость через край, с облегчением замечая, как туман в голове начинает рассеиваться. Голова, правда, пока что кружилась, но хоть соображать начала. Хотя лучше бы не начинала… Дэн судорожно зажмурился.
- Эй, ты чего?! – моментально окликнул его приятель.
Навигатор тяжело вздохнул.
- Кажется, меня таки выперли с корабля…
- Ты что?! Федотыч ничего не говорил.
- А когда ты его видел последний раз? – с надеждой спросил рыжий.
- Утром. Потом только по комму связывались, когда ты пропал.
- А… тогда вряд ли…
- Да что случилось-то?! – не выдержал Тед.
Дэн отвёл взгляд.
- Дэнька, - негромко, но с угрозой начал пилот. – Немедленно признавайся, что ты ещё натворил?
- Уйти хотел… поискать, кто пирата убил…
- Зачем?! – пилот просто застыл в шоке.
Рыжий тяжело вздохнул.
- Потому что я притворялся вчера, что без сознания… Чтобы с капитаном не разговаривать… А сегодня местный врач собирался сканирование запустить, оно бы показало, что я уже двигаться могу… И подозрения бы все пали на нас… на меня. Вот и хотел… найти того, кто это сделал.
- Да с чего ты взял, будто нас стали бы подозревать?!
- Судя по описанию местного врача, это мог сделать киборг… - рыжий понурился. – А ещё он сказал, что сейчас экипажей с киборгами на базе не осталось. Только мы… я, то есть.
- И-ди-от… - раздельно, по слогам произнёс Тед. – Да ты посмотри на себя! Если я от твоего бледного вида не пытаюсь выпасть в осадок, так это только потому, что я тебя в худшем состоянии видел.
- Но состояние-то лучше, чем казалось… то есть я показывал.
- И что? – пилот пожал плечами. – Ты хоть представляешь, как выглядишь со стороны? А ведь всего-то от изолятора сюда дошёл. Кстати…
Он включил комм:
- Вениамин Игнатьевич, я нашёл Дэньку, не волнуйтесь. Живой, но выглядит…
Тонкие пальцы легли на комм приятеля, выключая связь.
- Не надо… Он на меня сердится.
- Ну и правильно делает! – рявкнул Тед. – Ты хоть представляешь, как мы с ума несколько часов сходили, узнав, что ты пропал?!
- Зачем? – горько спросил рыжий. – Стоило ли сходить с ума из-за какой-то… жестянки?
Около минуты Тед сердито сопел.
- А ну, - медленно, со сдержанным бешенством в голосе начал он. – Повтори.
Дэн повторил. И получил по уху. Причём без скидки на больное состояние. DEX отлетел к боковой спинке дивана, пролив на рубашку сгущёнку. Ну, хоть банку удержал, не уронил.
Пилот встал.
- Значит, ты точно с катушек поехал, - он сжал зубы так, что на щеках заиграли желваки. – Мы тут чуть не рехнулись от беспокойства, когда двое суток не знали, вытащили тебя врачи с того света или нет. А ты, значит, вот как о нас думаешь…
Он развернулся и, устало ссутулившись, пошёл по коридору.
- Тед… - но пилот даже не оглянулся.
Впору было хвататься за голову. Или постучать ею обо что-нибудь. Ну вот что вдруг случилось, почему спонтанные действия вызывают теперь такую реакцию у окружающих людей? А готовых моделей поведения на такой случай нет – потому что «такого случая» быть, как считалось, не может в принципе, никогда.
Рыжий оценивающе посмотрел на банку в руках. Пролилось немного, но энергии здесь всё равно очень мало для организма в состоянии регенерации. И рубашка испачкана… обидно. Причём, как-то он сразу не обратил внимания – одежда не потребовала подгонки или закатывания рукавов-штанин. Она была точно в его размер. И новая. Значит, это специально ему приготовили, не у кого-то взяли на время? Забота других в последнее время уже не вызывала такого удивления, попривык… но ведь теперь они знают, что рядом с ними не человек. И всё равно заботятся… заботились.
Дэн опустил голову на спинку дивана и устало прикрыл глаза. Что же он не учёл? Должна быть какая-то ошибка, неочевидная для него, но то, из-за чего всё сейчас рушилось как карточный домик. С капитаном вышло ужасно, Вениамин Игнатьевич рассердился, а теперь вот и Теда он обидел…
Слабость всё ещё была сильная, но бесцельно сидеть и ждать неизвестно чего больше не хотелось. Роджер не появился, наверное, что-то отвлекло. Или Теда встретил и решил, что будет лишним в их разговоре с пилотом. В любом случае, найти адмирала позже представлялось вполне разрешимой задачей.
Коридор в какой-то момент наконец кончился. Навигатор оказался в более узком проходе между одинаковыми дверьми. На полу остались следы чьих-то грязных ботинок – похоже, кибер-уборщики сюда добирались редко. Дэн прислушался – пусто, пусто, пусто… а вот здесь за дверью чьё-то дыхание. Спросить, где он находится? Будет ли это разумно?
И конечно, по закону подлости, именно здесь его повело в сторону. Рыжий опёрся о дверь… и она открылась с тихим скрипом.
- Веня? – спросил, не оборачиваясь, сидящий за столом человек. – Нашли?
Пол почему-то прыгнул навстречу, взвыла система стабилизации, отказывая. Электричество выключилось… иначе откуда опять темнота?
Голоса, сначала неразборчивые, но постепенно уровень громкости настраивается.
- Не-э-эт, я его всё-таки убью… - устало и раздражённо. – Давай, а? Всем же легче будет.
- Не будет, - очень мрачно ответствовал второй голос. – Сам же первый переживать начнёшь. И спасать по второму разу.
- Не смешно. Ну, что там, Вень?
- Не знаю, изменений в состоянии нет… или я их не вижу, специфика же не та, что у людей. Всё, что я смог – поставил глюкозу, а их врач сам в полной отключке. Давай-ка назад в изолятор это ходячее несчастье перевезём, там хоть мониторы подключить можно.
- Давай. То есть как это – «их врач в отключке»?
- Напился. Кстати, я когда его искал, на меня очень странно смотрели эти… закононепослушные морды. Интересовались, как мы с тобой летаем. Предлагали выпить с ними.
- Хм. Да, сегодня днём я выходил, так передо мной эти бандитские рожи аж расступались… Вень, а как ты думаешь, наш эээ… он тут точно не причём?
- Стасик, ну ты загнул. Не вини парнишку во всём подряд, это уж совсем паранойей отдаёт. Мне вот интересно, как он вообще тебя найти сумел.
- А меня больше интересует – за каким чёртом?! Кто мы для него? Он же нам не доверяет. Даже настолько, чтобы попрощаться прийти. Как будто удерживать будем или ещё что…
Дверь хлопнула, вышедший двигался тихо, словно человек с десантной подготовкой, так что, похоже, в комнате остался Вениамин. Навигатор рискнул приоткрыть глаза… и пожелал про себя откатиться обратно в бессознанку. Потому что опять ошибся. На него мрачно смотрели серо-стальные глаза капитана.
- Ну, и что это всё значит? - сердито спросил Стас. – Веня только что упрекал меня, что я не пытался спросить, за каким лешим ты пытался смыться. Вот – спрашиваю. Тем более, думаю, ты всё слышал, просто притворялся.
- Не всё…
- Так. Уже хорошо, что хоть в чём-то признаёшься. И что же ты услышал?
- Что случилось с пиратом… Если рассказ точен, это мог сделать только киборг. А я…
Рыжий закусил губу. Признаваться ой как не хотелось. Но…
- Что - ты? – спросил капитан.
- Я вчера не спал… и сегодня слышал весь разговор. И двигаться я уже могу…
- Это заметно, - ехидно сообщил Стас. Ехидно… но не враждебно. – Но почему ты всё-таки вчера нам голову морочил? Ты же знал, слышал, как мы беспокоились. Вот за каким… тебе это было нужно?
Навигатор закрыл глаза и, вздохнув, признался:
- Я… боялся…
- Чего?
- Вас…
Судя по звуку, капитан присел на стул. Поскрёб пальцами висок. Что-то его сильно удивило.
- Ты – меня? – «Мда, подумал Станислав. – Дожили. Днём пираты шарахались, а теперь выясняется, что меня и киборги боятся. Что же будет дальше?».
- Не так… не как человека, – дальше слова подбирать было уже проще, главное сказано. – Боялся, что… с корабля прогоните. Слишком много со мной проблем получится…
- И достукался в итоге, - мрачно заметил капитан.
- Ага…
- Дай-ка я переспрошу, - на удивление миролюбиво сказал Станислав. – Ты боялся, что с тобой много проблем, и я тебя выгоню из экипажа… и из-за этого сначала притворялся, что пока ещё без сознания… чтобы в тот момент не услышать плохие новости, так?
- Да.
- А потом, услышав про убийство пирата и решив, что это мог быть только киборг, решил полезть разбираться? Потому что чувствовал себя лучше, чем показывал?
- Ну-у…
- И-ди-от, - задумчиво констатировал капитан. – Ты же на ногах едва стоишь.
- Вот и Тед то же самое сказал… практически дословно.
- Если так рассуждать, - задумчиво продолжал Стас. – То, что ты спокойно ушёл сегодня из изолятора, куда более подозрительно, чем если бы ты лежал там. Даже пусть сегодня бы выяснилось, что ты чувствуешь себя лучше, чем ожидалось.
С этой стороны Дэн на ситуацию почему-то не смотрел. А ведь получалось, что опять он натворил в итоге дел куда больше, чем следовало.
- Ну, вот что с тобой делать… - вздохнул капитан. – Хоть бы согласовывал как-то свои поиски приключений с нами. А то влипнешь где-нибудь всерьёз, и останемся мы без навигатора.
Кажется, капитан больше на него не сердился. Это обнадёживало. А последние слова заставили сердце резко удариться о грудную клетку, независимо от команд процессора. Значит, всё-таки?..
В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, появились Вениамин и Тед с каталкой.
- Я сам!.. – попытался протестовать рыжий, но капитан сообщил в пространство над его головой:
- А будешь рыпаться – привяжем.
Пришлось подчиниться. В коридоре встреченные пираты в самом деле как-то преувеличенно быстро расступались перед Станиславом. Сам Стас не знал, как это воспринимать, может, как утончённую издёвку? И его перекашивало всё сильнее. А пираты, видя это, расступались всё быстрее. Хорошо, что до медсектора оказалось в конечном итоге не так далеко. И двигались они не по тому пустынному коридору, где Дэн отдыхал на диванчике и разговаривал с Роджером и Тедом, а по вполне жилым «артериям» пиратской базы.
Водворив выздоравливающего обратно в изолятор, троица посовещалась, бросая на него подозрительные взгляды, так что Дэну стало совсем не по себе. Потом капитан с Вениамином попрощались и ушли, а Тед опустился на стул рядом с кроватью. Почти сразу он зевнул, потом ещё раз… наклонился вперёд, опустив руки и голову на кровать рыжего. И сонно пробурчал:
- Только пообещай, что не вздумаешь опять исчезнуть… С меня тогда Федотыч с Игнатьичем голову снимут…
Навигатор невольно улыбнулся и, уже проваливаясь в дрёму, подумал, что день получился очень странный. И слишком насыщенный для выздоравливающего киборга.
К сожалению, в этом он оказался прав – на следующий день Дэну стало хуже, слабость была ужасная, даже дышать и то иногда становилось трудно, словно на грудь что-то давило. Местный медик, дыша не до конца зажёванным перегаром, вполне вменяемо проверил мониторы, мрачно похмыкал, добавил чего-то смущающе зеленоватого в капельницу и исчез, едва появился Стас. Причём постарался обойти капитана по как можно большей дуге.
- Как ты?
- Слабость…
- Ну-ну… Нечего было вчера рыпаться на подвиги. Ладно, слушай… А то опять понесёт куда не надо. Во-первых, вчера погиб ещё один человек. Опять в пустом коридоре, опять никто ничего не видел и не слышал. Причём погиб примерно в то время, когда мы тебя обратно в изолятор отвозили. Видела нас толпа народу, как и то, что ты от слабости даже встать не можешь…
- Могу… то есть мог. Вчера.
- Лежать! Вот только встань мне!.. В общем, на тебя никто не думает. Но теперь начинается шумиха по поводу того, кто это натравливает киборга на людей. Да, ты был прав – то, что это действует киборг, никто больше не сомневается. Молчи! Да понял я тебя, понял. Хм… Мне кажется, что второй «Дэн» - маловероятная версия. Даже если бы кого-нибудь из пиратских киборгов «сорвало», почему такая странная тактика – отлавливать по одному? Почему не глобальное ЧП с человеческими жертвами, как было в предыдущих случаях?
- Не во всех…
- Не во всех, как минимум одно исключение я знаю. Но тут два человека не связаны между собой. Они из разных экипажей, а этот, вчерашний, вообще с корабля, который прилетел только утром! И в пиратах второй погибший недавно. Так что совсем ничего не складывается…
- Мало данных.
- Их у всех мало. Паники нет, но слухи бродят самые разные. А пока отдыхай…

* * *
Однако ближе к вечеру, когда Дэну стало немного лучше, Станислав появился у него вместе с Роджером, причём лицо у капитана было из серии «дайте я кого-нибудь убью», а Роджер, судя по гримасам, которые он корчил, еле удерживался от смеха.
- Скажи-ка мне, - вкрадчиво осведомился у навигатора Стас вместо приветствия. – Что у тебя вчера со здешним врачом было?
- Ничего… - растерялся Дэн. – Он заходил, но сразу ушёл.
- Ага, - недоверчиво хмыкнул капитан. – Вот так-таки зашёл и вышел? И ничего между этим?
Он наклонился к рыжему, сощурив глаза и пристально вглядываясь в него, и навигатор, которому стало конкретно не по себе, попытался как-нибудь не слишком заметно заползти под одеяло с головой. Получалось не очень, какие-то судорожные подёргивания вместо заелозивания поглубже под плед. Роджер уже открыто хихикал, кажется, происходящая сцена его чем-то добила, и обычная сдержанность адмиралу отказала.
И вот именно сейчас в палату потребовалось зайти обоим врачам. Пиратский медик окинул взглядом мизансцену с нависшим над его пациентом Станиславом, побледнел и потихоньку выполз назад в коридор, а Вениамин, наоборот, заторопился подойти к кровати.
- Стас! Стас, перестань! Ты нам сейчас пациента обратно в обморок загонишь! Посмотри, он уже дрожит!
Капитан разъярённо обернулся к нему, но почти сразу переключился на Роджера, который, выставив вперёд руку, сквозь смех сказал:
- Вот теперь я понимаю… ох… и правда…
На гневные стасовы взгляды ему было явно наплевать.
- Да что происходит? – спросил Вениамин, становясь между капитаном и кроватью и постепенно оттесняя Стаса от неё.
- Я узнал, почему вашего капитана теперь больше меня боятся, - сообщил Роджер и захихикал по новой. Станислав возмущённо запыхтел.
- И почему же? – заинтересованно повернулся к адмиралу Вениамин.
- А вы представьте себе – вваливается вчера наш медик в бар. Весь белый, лица на нём, как говорится, нет. Просит налить ему чего покрепче, выпивает. Просит налить ещё, выпивает. Сидит всё равно белый и трясётся. Его спрашивают, мол, что случилось? А он – вы помните тех корешей роджеровских, которые с изломанным киборгом прилетели? Так вот – я теперь не сомневаюсь, что их капитан мог Балфера замочить. Такой изверг кого угодно… хоть голыми руками… И трясущийся медик снова просит налить.
Роджер остановился, чтобы отсмеяться. Стас негромко, но оч-чень эмоционально зашипел, он явно уже слышал этот рассказ, и повторное прослушивание только ещё больше его распалило.
- Ну, так вот. Потом хирург продолжает, глотая по рюмке чуть не через слово – я, говорит, тут зашёл посмотреть, как их киборг восстанавливается. А из изолятора мне навстречу ихний капитан выходит – тоже, видимо, заходил узнать, когда можно будет уже куклу использовать. Мрачный, глаза злые, на меня как глянул – я чуть не шарахнулся… Захожу – смотрю, что-то с киборгом не так. Сжался в комочек и дрожит. На оклик не реагирует. Думаю – ну, совсем хана, пошёл отказ систем, надо срочно реанимационный блок готовить. Если ещё не поздно. Хотя, если судить по мониторам – что-то не то. Сильнейшее напряжение ЦНС, но не отказ систем. Подошёл проверить… а у него слёзы на глазах. У киборга! Вы себе можете представить, каким зверем надо быть, чтобы жестянку бездушную – и ту до истерики довести?! - Роджер снова закатился. – В общем, хирург так и продолжал накачиваться спиртным… и повторял эту историю всем желающим, пока под стол не свалился. Крепко вы его впечатлили!
Побагровевший Станислав стиснул зубы, а Вениамин в ошеломлении несколько раз открыл рот и закрыл его.
- Да, Стасик… - наконец выдавил он. – Ну, ты даёшь…
- Я-а-а?! – взвился капитан, обернулся к Дэну и обнаружил, что тот уже не только спрятался с головой под одеяло, но ещё и подушкой накрылся.
- Вот-вот, - давился от смеха Роджер. – Вот тебе наглядное свидетельство… Тебя теперь вся наша база знаешь, как уважает!..
- Та-ак, - вкрадчиво начал капитан. – А кто вчера сказал, что как человека меня не боится?
- Это было вчера, - мрачно донеслось из-под подушки.
Стас сквозь стиснутые зубы со свистом втянул воздух и медленно, но решительно потянул с пояса бластер, похоже, уже не контролируя себя. Вениамин вцепился в его руку, Роджер сделал шаг вперёд, чтобы на всякий случай оказаться между капитаном и DEXом. Хихикать он, правда, так и не перестал, но возможно, это была уже истерика. Вырывая у Вениамина руку с оружием, Стас в какой-то момент развернулся и случайно направил бластер в сторону двери.
Лучшего момента, чтобы пиратский врач снова попытался заглянуть в палату, и придумать было нельзя. Хирург скрылся обратно в коридоре и, судя по быстрому затихающему перестуку ботинок, сбежал.
- Стас! Стас, зачем тебе бластер?!
- Да причём тут бластер? Забери его и отстань! Он мне ремень снять мешает! Я этому … я ему сейчас покажу «это было вчера »! И не посмотрю, что больной!..
Рыжий попытался по-тихому отползти куда подальше, но не учёл, что он на кровати и в одеяле. В итоге на пол грохнулся спутанный клубок из пледа и киборга. Сверху свалилась подушка.
Роджер, всхлипывая, осел на пол и попытался постучать головой о раму кровати. Но её закрывал матрац, а отодвигать его, когда обессилел от смеха, было как-то лень.
- Не-э-эт, - придушенно пробормотал он. – С вашей компанией общаться нужно понемногу и нечасто… Чтобы не спятить ненароком…