01:37 

Космо()олухи (написано до выхода КЭ), АУ =) 5 часть

Elviel
Обожаю мандарины. Зависаю в мире рыжего киборга.
Название: Космо()олухи (написано до выхода КЭ), АУ =)
(Второе название: "Дэн и компания", под ним публиковалось первый раз)
Автор: Elviel (Елена Глазунова)
Фэндом: Громыко Ольга «Космобиолухи»
Персонажи: команда пока ещё безымянного грузовика, пираты, пиратский хирург, Роджер, инопланетяне
Рейтинг: первый после G (и то ради перестраховки; кто не согласен - дайте знать)
Жанры: Джен, Фантастика, Юмор, Драма, Ангст, СЛЭША НЕТ !!! :)
Предупреждения: ООС, АУ
Время действия - между КБ и КЭ (писалось между первой и второй книгами, но по... эм... скажем, по поступкам и общению, вторая часть зарисовок вполне может относиться к периоду после КЭ)
Перепост и цитирование: с моего ведома и РАЗРЕШЕНИЯ, и ссылку мне!

Продолжаем читать, не отвлекаемся...

* * *
- Полина?.. Открой, это капитан. Запустишь ещё чем-нибудь в дверь – выломаю на фиг. И скажу, что так и былО!
- Ой! Извините… Я думала, опять Тед стучится.
- А почему ты в него, то есть в дверь, тапками кидаешься?
- И вовсе не тапками, а кроссовками…
- Так почему? Эй!.. Ну вот, опять в слёзы… Что мне с вами делать, то один, то вторая… Ну, девочка, ну что ты? Иди сюда, ну, что случилось?
- Станисла-ав, хлюп, Федотови-ич… А вы его не выгоните-е-е?
- Кого?
- Не зна-аю… И-их…
- Хм. А за что?
- Не зна-а-а-аю-у-у-у…
- Уффф… Полина!.. Нет. Никого я не выгоню. Успокойся наконец! Ты только поэтому плачешь?
- Не-е-е…
- Так почему тогда?!
- Ик!.. Ой! А почему вы так рычите?
- А чтобы доводить капитана до ручки неповадно было. Ещё есть причина для слёз? Нет, демонстрировать не надо! На словах скажи.
- А… вы его… ик!.. нашли?
- Кого… а, нашёл. Они у трапа с Веней остались.
- А… ик!.. он не уйдёт?
- Не говори глупостей! Пойду-ка я тебе воды хоть принесу, а то разыкалась тут. Не швыряйся тапками, когда вернусь…


* * *
За дверью каюты пилота было тихо. Станислав постучал, ответа не услышал, но толкнул дверь, и она оказалась не заперта. Теодор валялся ничком на кровати, уткнувшись в подушку. Или же развернулся так после стука в дверь, чтобы не смотреть на капитана. Покрывало было смято, выдавая, что полежать спокойно Теду не удавалось. Что-то его грызло, вот и крутился, не находя удобного положения.
Стас прислонился спиной к двери и молча ждал.
- Ну, что? – наконец глухо спросил Тед из подушки.
Станислав медлил. Что сказать и как сказать?
- А ты ведь сильнее меня, - наконец задумчиво сказал он. – В драке без оружия у меня против тебя шансов нет. И ты это тоже понимаешь, правда?
Удивлённый пилот наконец повернулся и посмотрел на капитана.
- Ну… наверное, - осторожно согласился он.
- Так, может, - так же медленно и задумчиво, словно думая вслух, продолжал Стас. – Мне тебя из-за этого бояться надо? А? С корабля списать… заранее.
- Это не то, - лицо Теда как закаменело. – Против вашей десантной подготовки мне тоже придётся нелегко. Если у нас будут ножи, вы меня уделаете. Скорее всего.
- А мы будем кидаться друг на друга с ножами? – прищурился капитан. – В качестве развлечения в свободное время или как?
- Вряд ли, - всё ещё осторожничал пилот. – Но это же другое…
- Не вижу разницы! – отрубил Станислав, перебивая его на полуслове.
Повисла звенящая тишина. Тед покусывал нижнюю губу, вид у него был по-прежнему напряжённый.
- Это было так, словно… - неуверенно начал он. – Ну, помните тот ужастик, который мы смотрели? С инопланетной слизью? Трёхмерный?
- А это-то тут причём? – не понял Станислав.
- Выглядело так, словно мы оказались в таком вот ужастике. Только внутри. И…
Тед запнулся и замолчал.
- Не понимаю, - признался Станислав. – Ты же с пиратами спокойно дрался, да и школа жизни у тебя отнюдь не институтом благородных девиц была. Что же тебя сейчас так впечатлило?
- С пиратами всё просто и понятно было, - возразил пилот. – Ты в них стреляешь, они в тебя. Да и драка – дело житейское и понятное. Ты дал в морду, тебе дали в морду. А тут эти гребенчатые… буквально нашинкованные…
Он вздрогнул.
- Я же раньше особо с инопланетянами не сталкивался, - чуть виновато пояснил Тед. – Когда катер водил, в основном по гуманоидным планетам летали.
- Понимаю, - кивнул своим мыслям бывший десантник. – Когда я после месяца в десанте участвовал в операции зачистки, помнится, у половины наших были огнемёты… Долго я потом не мог жареное мясо есть.
Пилота опять передёрнуло, когда его мозг с садистской готовностью нарисовал примерную картинку того, о чём говорил капитан.
- Так что тебя так зацепило, - снова попробовал уточнить Станислав. – Нашинкованные, как ты выразился – зря, кстати, не так всё страшно было, вполне профессиональная работа – «тритоны» или… увидеть, что твой, казалось бы белый и пушистый, приятель такое умеет?
- Всё, - мрачно посмотрел на капитана Теодор. – А Вы… как сейчас?
Стас сначала даже не понял, что пилот имел в виду. Потом ему стало смешно – бывшего десантника спрашивать, нет ли у него психологического шока после достаточно заурядной стычки с не самым сильным противником? Пусть и превосходящим численно.
Вот только смеяться было нельзя.
- Я в порядке, - ровно ответил он Теду. – В основном благодаря тому, что в нашем смешанном экипаже есть киборг.
Они молча смотрели друг другу в глаза. Слово прозвучало, теперь ход за Тедом.
- А это-то тут причём?
- Получается, - прищурился Станислав. – Ты согласен работать рядом с человеком или киборгом, которого воспринимаешь как человека… точнее, ты предпочитаешь для себя так вывернуть ситуацию. А слабо принять всё как есть?
- То есть? – озадачился Тед.
- Теодор, Дэн – не человек, - спокойно напомнил капитан.
- Ну и что?! – разозлился пилот. – Что, вы хотите сказать, я к нему иначе относиться стал? Неправда!
- Нет, - покачал головой Станислав. – Не стал. В этом-то и проблема.
Пилот молча хлопал глазами.
- Ну, подумай на досуге… Кстати, а вот сейчас - Дэн был для тебя частью ужастика? – с интересом спросил капитан. Тед помотал головой, и ему показалось, что капитан вздохнул с облегчением.
- Просто выбило из колеи то, что ты увидел? Ну, это временно… Считай, и в самом деле посмотрел крутой интерактивный фильм ужасов. С собой в одной из главных ролей, - Станислав усмехнулся. – Помнится, я в детстве какую-то страшилку прочитал, так ночью заснуть не мог… про чудище в погребе. А Полина после того самого фильма про инопланетную слизь, который ты им поставил неделю назад, ночью раза три на кухню прокрадывалась за молоком. Тоже уснуть не могла, наверное, треть своего «золотого шоколадного запаса» сгрызла для успокоения нервов. Сам-то ты как себя чувствуешь?
- Сам я ни черта не понимаю, - честно признался Теодор. – Неуютно как-то становится, стоит вспомнить, как в космопорте прорывались…
- Тогда пошли на рабочее место, - предложил капитан, открывая дверь. – Будем взлетать. Что-то мне не хочется дольше оставаться на этой планете, учитывая приступы странного безумия среди местных жителей.
Тед однако остался лежать.
- Не получится, - нехотя выдавил он, явно не желая развивать тему, но деваться было всё равно некуда. – У нас третий маневровый полетел… чинимся.
- Что, опять?! – возмутился Станислав. – Ты же ещё неделю назад при мне просил Михалыча его отрегулировать!
- Ну… там что-то перемкнуло при посадке. Вы не почувствовали, как тряхнуло? – удивился пилот.
- Было вроде, но я подумал, турбулентность прошли. Пойду спрошу Михалыча, что там полетело и когда можно будет лететь.
- Я уже спросил, говорит – самое большее, завтра утром всё будет в рабочем состоянии.
- Почему только утром? – удивился капитан.
- Так пока мы ездили, Михалыч двигатель разобрал практически полностью и перебирать начал. Пока соберёт, пока проверит и настроит… Может быть, к середине ночи успеет. А может, только к утру – зато с гарантией. Мы же так и так взлетать на ночь глядя не собирались.
- Та-ак, - протянул Стас. Новость была неожиданной и неприятной. О ремонте речь шла давно, но серьёзных неполадок не было, и по извечному «авось» он всё откладывал, не испытывая большого желания ремонтироваться на отдалённых планетах, по которым их носило последние три с половиной недели. Хотелось если уж застрять на несколько дней, то на более-менее обжитой планете, с подходящим воздухом и гравитацией. Чтобы хоть отдохнуть нормально, а не сидеть в корабле или под небольшим куполом жилой станции, и гулять только в скафандре по какой-нибудь унылой поверхности вроде лунной…
- Значит, до утра… Ну что ж, будем надеяться, у местных и правда нет тяжёлого вооружения, - мрачно прикинул бывший десантник. – Надо с Машей посоветоваться. Я же не знаю характеристики нашего корпуса относительно туземных средств поражения… Надо прикинуть, чем нам грозит застрять тут на всю ночь. Пойдём, подумаем вместе?
- Вы идите, - пробормотал пилот. – Я пока и тут могу подумать. Полежу и подумаю.
- Хорошо, - неожиданно легко уступил Стас. – Лежи и думай. Только учти – не справишься с нервами… и ксенофобией, спишу с корабля, - неожиданно жёстко закончил он. Развернулся и вышел, звучно закрыв за собой дверь. Не хлопнув, но всё-таки обозначив своё недовольство. Пилот молча смотрел вслед капитану, чувствуя, что его родная крыша пытается помахать кровлей и улететь. Что-что ему там сказал капитан насчёт ксенофобии? Вот уж чья бы корова мычала, а капитанская бы помолчала. Или?..
Стоило и в самом деле подумать о том, что сказал Станислав Федотыч. Почему он считает, что Тед должен иначе относиться к приятелю? Дэнька же не изме… Ну, почти. Не настолько, чтобы вообще заморачиваться. Ну, по клавиатуре стучит чуть быстрее… но в имитаторе космобоя всё равно стабильно проигрывает ему. Зато всегда знает, кто где на корабле сейчас находится – не то сканер, не то обострённый слух. Тоже не так существенно. Ну, и прочее по мелочи.
Хорошо, определились, что это всё маловажно. Дэнька есть Дэнька, стабильно рыжий и постоянно чуть больше знающий о происходящем, чем остальные… и чем он сам сознаётся. Почему же сейчас так не хочется выходить из каюты при мысли, что придётся столкнуться с ним в коридоре или пультогостиной?
Тед лежал на спине и смотрел в потолок, но сейчас он видел не пластик переборки. Хоть и не хотелось, но пилот заставил себя вспомнить эту дорогу по коридорам «термитника»-космопорта и стычки с тритонами. Кажется, вот оно что… Не получается совместить в голове привычный образ приятеля, который не далее, как неделю назад заявился его будить – по просьбе капитана, конечно, не по личной инициативе, ещё чего не хватало! - и был побит за это подушкой… и того, с кем прорывались по задымлённым коридорам. А бывшему десантнику ведь приходилось драться не только рядом с биомашинами, но и по разные стороны баррикад. Теперь хоть понятно немного, откуда у капитана было такое отношение к киборгам. Стоп. Было? Тед вспомнил, что за выскочившим из корабля Дэном пошёл именно Станислав Федотыч. С другой стороны – не Полину же посылать, учитывая риск нарваться на «тритонов».
- У-у-у… - Тед раздражённо и досадливо потряс головой. При очередной безуспешной попытке понять, что там происходит во взаимоотношениях Дэньки и капитана, крыша опять пригрозила отправиться в синюю даль. Какие-то душевные самокопания никогда не были сильной стороной у пилота. Он вообще не любит этим маяться. Живёшь – вот и живи, а разбираться, почему погрустить приспичило, или с чего там левая пятка зачесалась – это не для него.
И всё же, кажется, он понял, что имел в виду капитан. Ведь у Станислава Федотовича как-то получается помнить, что у него смешанный экипаж… и при этом регулярно отчитывать обоих за очередную выходку. Абсолютно одинаково, невзирая, кто тут человек, а кто киборг. Рыжий и сам ухитряется регулярно встрять во что-нибудь. Причём иногда так крупно, что Станислав Федотович опять рычит, что его почти довели до ручки, и в следующий раз, чем ругаться, проще будет снять ремень и… Теодор фыркнул. Вот интересно, доведёт ли когда-нибудь Дэнька капитана до попытки осуществить свою угрозу, или они так и будут развлекаться - один косячит, второй ругается? А то в последний раз навигатор полдня отсиживался в каюте. Причём в полининой, потому что туда капитан не вломился бы его искать. Сама же Полина с невинным видом обреталась в пультогостиной и усердно обсуждала с Машей последние тенденции моды. Доведя капитана почти до цвета варёного рака обсуждением вырезов и кружавчиков. На нижнем белье. И ведь с совершенно серьёзным видом обсуждали! Он и сам чуть не купился. Зато капитан отвлёкся от Дэньки и пошёл пройтись и проветриться. И вернулся как раз когда все собрались ужинать, так что ругаться было не с руки. А потом… как-то спустилось на тормозах.
Если так пойдёт дальше, то пари он Полине проиграет. А учитывая, на что они спорили... караул!

* * *
Станислав вошёл в пультогостиную как раз когда с другой стороны появились Вениамин с рыжим. Капитан вопросительно взглянул на них, навигатор покачал головой:
- Туземцев не было.
- Хорошо, - кивнул Стас. – Люк заблокировали? Тогда, Веня, тащи этого рассеянного в медотсек.
Он прищурился, задумчиво глядя на Дэна и вспоминая стычки с «тритонами», потом уверенно кивнул воспоминаниям и повернулся к Вениамину:
- Значит, так – спина, левое предплечье, правое бедро. Посмотри сначала последнее, там как минимум крупная гематома. Если не трещина в кости. Загляни потом ещё к Теду, пожалуйста, он тоже скованно двигался. Тоже спиной наверняка где-то ушибся, и левое плечо посмотри.
- А ты? – Вениамин недвусмысленно прищурился, давая понять, что помнит – в драке поневоле участвовали трое.
- У меня тоже пара синяков, - пожал плечами Станислав. – Но это подождёт. Займись сначала ребятами.
Капитан развернулся в направлении кухни. Экипаж… ну, хорошо, пусть частично, но построен и озадачен, можно наконец попить кофе, подумать и посоветоваться с Машей насчёт характеристик корпуса. Пока не вернётся Веня и не доложит ситуацию.
Врач молча смотрел в спину старому другу. Вот опять Стас его удивил, да так, что остаётся только стоять и моргать. Когда он успел всё отследить и запомнить? Краем глаза Веня заметил, что рыжий плавно начал смещаться в сторону и назад. Это вывело медика из ступора, и он поймал навигатора за рукав:
- Куда?!
- Ну-у… - замялся тот.
Станислав в коридоре прикусил губу, скрывая невольную улыбку. У Дэна уже аллергия на медотсек, а Веня над рыжим буквально трясётся. Это бы и хорошо, но врач предпочитает перестраховаться, а для пациента это может обернуться парой дней взаперти в изоляторе. И хорошо ещё, если на одних таблетках, без уколов и капельниц… Невзирая на слабое сопротивление, Вениамин таки уволок упирающегося героя дня в направлении медотсека. Насыщенный событиями день выдался...

* * *
Станислав выплывал из сна медленно и с удовольствием. Настроение было хорошее, несмотря на то, что снилась всякая чушь. Аборигены, похожие на ящериц, с которыми пришлось драться с какого-то перепугу, полетевший третий маневровый (а ведь Тед предупреждал Михалыча ещё неделю назад!), из-за чего пришлось ночевать на планете, чуть не поехавший с катушек и доведший его почти до пресловутой ручки экипаж… А, да, самое абсурдное из сна – он сам, придерживающий за плечи киборга, которого трясёт от сдерживаемой истерики. Стас усмехнулся такой дикости и открыл глаза. Потянулся с удовольствием, до хруста, встал с постели, нашаривая уже автоматически капитанскую фуражку на тумбочке. Рука коснулась чего-то непривычного, чего на тумбочке лежать не должно бы. Однако там лежал его десантный нож. Лезвие было чистое, а вот на рукоятке осталась пара пятен, сейчас засохших и потому непонятно-тёмных. Та-ак, ну, конечно же, он сам вчера положил нож на тумбочку, чтобы утром сразу отчистить. Непорядок, конечно, оружие в таком виде оставлять, ребят он гоняет в хвост и в гриву за подобное, если заметит. Но уж очень устал он к вечеру от вправления мозгов всем по очереди… Капитан медленно присел назад на кровать. Хорошее настроение как ветром сдуло. Сон, говорите? Как бы не так. А значит, и безумная, на его взгляд, сцена у корабля тоже не была сном. Надо бы проверить, как там ребята, а то беспокойно как-то на душе… Вчера у всех нервотрёпки хватило, думал капитан, одеваясь. Автоматически нашарив и повесив на пояс бластер, Стас вышел из каюты.
Оказалось, что рано он волновался. На корабле царила сонная тишина. Маша в полупрозрачной ночной рубашка свернулась клубочком над голоплатформой. На пульте биоклавиатура навигатора шарила со слабой надеждой в уже отполированной ею за ночь до блеска банке из-под сгущёнки. Клавиатура пилотского пульта не могла дотянуться до банки и сердито махала псевдоподиями. Капитан подумал, что в последнюю неделю он уже третий раз застаёт Машу утром в пультогостиной без отключения визуализации. Подозрительно как-то. Искин открыла глаза навстречу вошедшему капитану, выдержав паузу, соблазнительно потянулась, сладко зевнула, игриво изогнувшись и прикрыв рот ладошкой, и сообщила:
- Вызов из Совета старейшин. Третий уже.
- А чего не разбудила? – недовольно нахмурился Станислав.
- А чего они вчера на вас набросились?! – почти агрессивно возмутилась искин. – Ладно, так соединять или пусть потом ещё раз свяжутся?
- Соединяй, - обречённо вздохнул Стас, подумав, что обязанности капитана с таким экипажем иногда ну совсем не сахар.

* * *
Немного позже выползший из кают экипаж с опаской косился на капитана. Станислав опять сидел с каменным лицом, неестественно выпрямившись и стиснув зубы. И повесил на пояс бластер – что, впрочем, после вчерашних событий было вполне понятно. Полина, каким-то чудом выбравшаяся из своей комнаты первой, обойдя капитана по стеночке, налила себе кофе и тихонько присела на самый дальний диванчик. Тед, окинув быстрым взглядом собравшихся, заметно расслабился, хотя на капитана тоже покосился с опаской. Пилот исчез на кухне на несколько минут, появился с кружкой кофе в одной руке и толстым многослойным бутербродом в другой и присел рядом с Полиной. Вениамин, с утра возившийся в медотсеке и появившийся позже них, недовольно нахмурился при виде закаменевшего Стаса, но пока молчал. Михалыч возился в машинном, появившись на пару секунд, буркнул невнятно, но несомненно утвердительно на вопрос о третьем маневровом, и скрылся обратно.
Станислав прислушивался, но так и не смог расслышать ни звука открывающейся двери последней каюты, ни шагов. И, тем не менее, в какой-то момент навигатор словно материализовался на пороге, как будто прошёл «червоточиной» из каюты. Впрочем, а вдруг он и на это способен? Так же, как до него пилот, Дэн окинул быстрым взглядом обстановку. Станислав молча наклонил голову в знак приветствия, но что-то сказать сейчас было выше его сил. Вениамин, который активно жевал и не мог поздороваться вслух, сделал попытку приветственно помахать навигатору бутербродом с консервированной рыбой. После чего врачу стало ясно, что после завтрака ему придётся подметать пол. Полина приветливо улыбнулась рыжему, но, покосившись на Стаса, вставать не стала. Дэн кивнул девушке и Вениамину, недоумённо покосился на капитана и сел в своё кресло, сразу же развернувшись к пульту, одев наушники и запустив очередную навигационную головоломку – чуть не в первый раз явно демонстрируя, что общаться он не намерен. На Теда рыжий даже не посмотрел. Эта чёрная кошка, пробежавшая между парнями, не на шутку беспокоила Стаса. Тем более что, учитывая утренний разговор с представителем старейшин аборигенского племени, им не стоит надолго тут задерживаться. А в полёте слаженная работа пилота и навигатора просто необходима.
Встав, капитан чуть помедлил, окинул экипаж пристальным взглядом – трое опустили глаза, одна рыжая макушка не отреагировала – подошёл к навигатору, вытащил у него наушник из ближайшего к капитану уха и развернул кресло спиной к пульту и лицом к остальным. Рыжий не возмутился, но смотрел подчёркнуто в пол. Правда, потянулся вытащить и второй наушник для комплекта.
- Значит, так, - начал Стас, но остановился, снова стиснув зубы, чтобы справиться с эмоциями. – Я разговаривал утром со старейшинами племени…
Команда помрачнела. Капитан выдержал паузу, чувствуя, как нарастает напряжение.
- Вот что мне удалось узнать, - продолжил он, когда тишину, казалось, можно попробовать на ощупь. – Мы угодили на своеобразный хм-м-м… фестиваль. Точного перевода этого слова не существует. Религиозная традиция, брачная церемония – всё это весьма далёкие понятия.
- Брачная церемония? – моментально переспросила Полина.
- Вот именно, - кивнул Станислав. – Раз в… кажется, по нашему времени полтора года у них цветёт какое-то растение, которое на несколько часов одурманивает туземцев. На остальные расы не действует. Сведения об этом в справочнике отсутствовали, потому что до сих пор никто из прилетавших кораблей в эти «критические дни» не попадал, а сами местные жители посторонним про свои традиции особо не распространялись. Во время цветения аборигены теряют способность здраво мыслить и устраивают настоящие сражения… которые имеют одну цель – победить как можно больше соперников.
- Победить?! – не выдержал Тед. – Да они нас всерьёз убить пытались!
- Недоразумение, - хмыкнул Станислав. – Старейшины очень извинялись. Аборигены более живучи, и внутренние органы у них расположены иначе. Протыкание копьём их не убивает, зато делает неспособными сопротивляться. Действие пыльцы заканчивается через несколько часов, тогда всех раненых развозят по больницам, и они поправляются. Но это несколько часов аборигены, мягко говоря, не слишком адекватны и кидаются буквально на всё, что шевелится…
- А что в итоге? – спросил Вениамин. – Ну, выявят они сильнейшего. Причём тут какие-то брачные церемонии, если они просто дерутся между собой?
- А при том, - поднял палец вверх Станислав. – Аборигены, как амфибии, двуполы. И победивший наибольшее число соперников имеет право выбрать себе брачного партнёра.
- А если тот не согласен? – с любопытством спросила Полина.
Вениамин начал расплываться в улыбке, явно что-то сообразив. Стас пожалел, что нельзя сейчас погрозить ему кулаком, чтобы не портил ему развлечение. Впрочем, врач, кажется, почувствовал недовольство капитана и постарался вернуть себе серьёзный вид.
- Обычно соглашаются, - быстро ответил капитан, отвлекая внимание от вениных гримас. – Быть парой сильного воина очень почётно. Статистику ведут старейшины-наблюдатели, на которых в силу возрастных изменений пыльца уже не действует. Кстати, и смерть на таком «фестивале» считается в племени очень почётной, и семьи погибших гордятся… и получают неплохое содержание от правительства. Так что никто на нас не в обиде.
Он снова выдержал паузу. Обвёл взглядом остальных, и пока они сами не додумались до очевидного, провокационно спросил:
- Ну, и как вы думаете, у кого на счету, по подсчёту старейшин, после вчерашнего больше всего побед?
Вениамин уже открыто хихикал, Стас покусывал губы, но когда догадалась и залилась весёлым колокольчиком Полина, не выдержал – опустил голову на руки и затрясся, уже не в силах сдерживать смех. И так всё утро еле справлялся с выражением лица, чтобы не расхохотаться раньше времени. Всю команду перепугал перекошенной рожей.
Не смеялись только Тед с Дэном. Пилот хлопал глазами, похоже, состояние эмоционального шока не лучшим образом сказалось на его умственных способностях. И теперь требовалось время, чтобы переключиться на нормальное мышление. А навигатор съёжился в кресле, подозрительно глядя на капитана.
- Так что, - немного отдышавшись, заключил Стас. – Через пару часов у трапа будет официальная делегация старейшин с такси, паланкином… или что они там придумают? И нижайшей просьбой пожаловать в племя для выбора брачного партнёра и постоянного проживания…
Полина уже не могла смеяться нормально, она как-то сдавленно всхлипывала и икала. Вениамин принёс ей воды, но едва не разлил по дороге, потому что и сам, не прекращая, хихикал. Им всем было никак не остановиться, словно смех помогал справиться с остаточным напряжением, смывая неприятные переживания вчерашнего дня.
- Да-а, Дэнька, ну ты даёшь… - наконец потрясённо протянул Тед, в первый раз за сутки взглянув на рыжего. Полина, словно только и ждала этих слов, уткнулась пилоту в плечо, заходясь в очередном приступе смеха. Тед приобнял её одной рукой, неуверенно хмыкнул, потом ещё раз… И рассмеялся уже нормально.
- А давайте мы просто улетим… - тихо предложил навигатор, глядя на всех очень большими глазами. Это вызвало новый взрыв хохота.
- Да брось, неужели тебе не хочется получить новый опыт? – выдавил Тед сквозь смех.
- Не смешно, - мрачно взглянул на него DEX, рывком развернул кресло к пульту и вызвал навигационную программу, демонстративно начиная рассчитывать первую серию обратных прыжков. В принципе, можно было просто взять ту же схему, по которой они двигались сюда, но Дэн всегда педантично проверял обратный путь. Вот и сейчас он пометил пунктиром один из участков трассы… И через плечо бросил пилоту:
- Хочешь, тебя в рыжий цвет перекрасим и аборигенам выдадим? Они плохо различают людей. Будет тогда у тебя этот самый новый опыт.
Полина уже просто стонала и подвывала от смеха, упав на колени Теду.
- Так, - кое-как справившись с голосом, сказал Станислав. – Если никто не против, давайте-ка в самом деле готовиться к взлёту. Деньги нам уже перевели, а мне как-то совсем не улыбается остаться без навигатора в этом отдалённом уголке космоса…

URL
   

Записки Рыжей бестии Эл

главная