Elviel
Обожаю мандарины. Зависаю в мире рыжего киборга.
Название: Космо()олухи (написано до выхода КЭ), АУ =)
(Второе название: "Дэн и компания", под ним публиковалось первый раз)
Автор: Elviel (Елена Глазунова)
Фэндом: Громыко Ольга «Космобиолухи»
Персонажи: команда пока ещё безымянного грузовика, пираты, пиратский хирург, Роджер, инопланетяне
Рейтинг: первый после G (и то ради перестраховки; кто не согласен - дайте знать)
Жанры: Джен, Фантастика, Юмор, Драма, Ангст, СЛЭША НЕТ !!! :)
Предупреждения: ООС, АУ
Время действия - между КБ и КЭ (писалось между первой и второй книгами, но по... эм... скажем, по поступкам и общению, вторая часть зарисовок вполне может относиться к периоду после КЭ)
Перепост и цитирование: с моего ведома и РАЗРЕШЕНИЯ, и ссылку мне!

Диалог в медпункте, явно после событий на планете с "тритонами". Он мне потребовался, чтобы попробовать найти объяснение, почему на корабле могут избивать наёмного навигатора, которым по изначальной легенде Дэн был на "Чёрной Звезде". Странно это для меня прозвучало ещё при первом прочтении книги. Но если вот так посмотреть на этот фрагмент разговора Стаса с Дэном?

И кусочек, который написался буквально на одном дыхании, сразу, практически без изменений впоследствии. Потом сколько не перечитывала, разве что несколько слов поправила. Писалось после "Шестого" Ирины Емельяновой, так что упоминание о Дэне как о спарринг-партнёре идёт именно оттуда.

Итак - достаточно быстро после событий в КБ грузовик опускается на Новый Бобруйск...


* * *
Очередные посиделки в медотсеке с пряниками текли своим чередом.

- Нет, Вень, ну я не понимаю. Ладно бы реальный… Денис. Там и рассеянность, и привычку попадать в переделки легко списать на то, что это человеческие качества. Но тут-то?!
- Так, Стас, а чего ты хочешь? Сначала-то парень к нам присматривался, старался подстроиться под окружающую обстановку, мимикрировать то есть. Потом расслабился немного, да и Тед с Полиной ему освоиться помогли. Но он же всё время помнил, что эта спокойная жизнь, как казалось, ненадолго – ровно до того момента, как его разоблачат. Не знаю, что бы он потом стал делать, наверное, опять сбежал бы. Документы-то он всё время с собой таскал, в кармане. Ну, и контролировал постоянно, что вокруг происходит, следил, что и как говорит. И кому. Кстати, Стас, помнишь, когда ты мне о вашем разговоре рассказал, я ещё удивился, как ты не подумал, что наёмных навигаторов вряд ли будут избивать на корабле? Даже во время тренировок.
- Помню, конечно. До сих пор злюсь, что мне это тогда же в голову не пришло. Как я мог об этом не подумать?! Ладно, ты, гражданский и врач, но я же в армии сколько лет…
- Стас, у меня есть версия, почему ты не подумал об этом. Но она тебе не понравится, - Вениамин вздохнул.
- М-м? – поднял капитан бровь.
- Ну, на самом деле ты за долю секунды этот вариант мог прикинуть… и затолкать поглубже. Ещё на уровне подсознания. Чтобы не осмыслить и не сделать логичный вывод.
Станислав молча смотрел на друга. Тот помялся, но закончил:
- На самом деле, ты и не хотел знать, вот и весь «секрет». Потому что тогда для тебя вычислить киборга означало бы необходимость расправиться с кем-то из людей, за которых ты как капитан отвечаешь…
- Ну, знаешь!.. – капитан от возмущения потерял дар речи, и только открывал и закрывал рот, постепенно краснея от ярости.
- Знаю, - спокойно кивнул Веня. – Потому и говорю. Твоя антикиборгская паранойя столкнулась с нормальной человеческой привязанностью, и… тебе пояснить, что одержало верх? А потом мы влипли в это приключение с пиратами… Ну, тебе-то напоминать не надо. Дэн себя выдал и наверняка думал, что всё кончено. По крайней мере, в отношении его дальнейшего пребывания на борту. Поверь, когда он пришёл в себя после операции и осознал, что ты не только не собираешься пытаться пристрелить его из бластера, но что именно ты распорядился отправиться к пиратам… у него был шок. И второй – когда ворвались ребята и чуть не затискали нашего рыжика насмерть. Я их еле оттащил, а сам Дэн в такой оторопи был, что даже не смог вякнуть достаточно внятно, что ему вообще-то больно, когда его пытаются трясти, тискать, тянуть в разные стороны одновременно…
Вениамин махнул рукой и рассмеялся, вспомнив.
- Так что потом он просто некоторое время приходил в себя и пытался осознать своё новое положение – не беглого киборга, тайком пробравшегося на борт, чтобы хоть немного ещё прожить, и с тягостной необходимостью бежать, едва его тайну раскроют. А киборга, сбежавшего от побоев и издевательств – а теперь нашего навигатора, полноправного члена экипажа. Которого приняли таким, как есть, и не изменили прежней привязанности… Не морщись, я про Теда с Полиной, ну, и про себя тоже. Про тебя так и быть, молчу. Но ты представляешь, каково это – осознать, что ты больше не один против всего мира? Помнишь, тебя волновало, что Дэн поначалу, как вернулся, стал тихим и замкнутым? Ты ещё спрашивал, не последствия ли это его травм при таране аукаются? Ну, а что же ты хотел? Он всё случившееся осмыслял, в себя приходил. Потом, как улеглось, надо было по новой привыкать вести себя. Отбросить необходимость следить за словами. Наконец-то позволить себе роскошь не притворяться. Ты заметил, какая у него лёгкость в общении появилась? Вот и раскрывается потихоньку, становится … наверное, собой. Немного рассеянным… - врач хотел сказать «человеком», но под мрачным взглядом Стаса язык у него не повернулся закончить фразу.
Станислав всё равно почувствовал недоговорённость и нахмурился. Но и возразить Вениамину ему было нечего - что не добавило капитану хорошего настроения. Навигатор уже давно для него был одним из членов экипажа - но не признаваться же, что тогда он со своей "охотой на киборга" выглядел полным идиотом?


* * *
ПРОГУЛКА… КОТОРОЙ НЕ БЫЛО?
Корабль мягко опустился на плиты космодрома. Тед со вздохом облегчения откинулся в кресле и с хрустом потянулся всем телом.
- Уф-ф! Сели. Мы дома!
- Отлично. Спасибо, Тед, - откликнулся Стас, борясь с желанием тут же выпрыгнуть из кресла и побежать в каюту за собранной ещё накануне сумкой.
- Станислав Федотович… можно мы уже… - а вот Полине не надо было помнить, что некоторым несолидно подхватываться с места и спешить.
Стас рассмеялся и махнул рукой – бегите, что с вами делать. Полину и Теодора как ветром сдуло – сначала в каюты за сумками, потом вихрем вниз по трапу. Из медотсека быстрым шагом вышел Вениамин, на ходу разговаривая по комму с кем-то из коллег, судя по врачебным терминам. Бросив на ходу: «До завтра! Если что – я в больнице», он тоже сбежал по трапу. Можно понять человека, соскучился по любимой работе – они-то Веньке практики, можно сказать, и не создают. Выкатился из машинного отделения Михалыч, буркнул: «Пшл знкмх првд» и исчез в направлении трапа.
Капитан встал, собираясь тоже сорваться в каюту… но зацепился взглядом за рыжую макушку в кресле навигатора. Открыл было рот, чтобы спросить: «А ты чего ждёшь?», но, к счастью, успел опомниться. М-да. Хорошо, что не выпалил сгоряча, сгорел бы от стыда ещё до спокойного ответа: «Мне некуда идти». Корабль был для Дэна единственным подобием дома. Стас медленно пошёл в каюту за сумкой, спешить как-то вдруг расхотелось. Вернувшись с грузом в пультогостиную, он присел опять в кресло и несколько минут наблюдал, как на экране мелькает шаг за шагом очередная навигационная головоломка. Теперь следить за сменой картинок было сложнее – с тех пор, как Дэн перестал делать вид, что его скорость реакции равна человеческой.
Уйти и оставить их с Машей одних, в опустевшем корабле? Стас всё ещё медлил. Потом встал, повесил на плечо сумку и нехотя пошёл к выходу… но всё же не выдержал – обернулся. Удивительно, но в этот раз он застал рыжего врасплох. Тот смотрел отсутствующим взглядом поверх экрана, и глаза у него были совсем тоскливые. И капитан почувствовал с немалым удивлением, как что-то в нём дрогнуло.
- Собирайся, - сказал он решительно. И, в ответ на удивлённый взгляд, пояснил: - Не всё же в корабле сидеть. Пойдём, забросим мою сумку в квартиру и погуляем. Там рядом парк есть. Мороженое купить можно. Ты пробовал мороженое когда-нибудь?
Ошарашенный навигатор молча помотал головой, глядя на капитана квадратными глазами. Впрочем, кто из них был больше удивлён этим порывом – он или сам Стас, было сложно сказать. Не исключено, что именно капитан.
- Ну, вот и пошли… если хочешь, конечно, - Стасу вдруг пришло в голову, что он, возможно, зря навязывает сейчас своё общество Дэну? Однако тот легко поднялся, с удивлённой и какой-то робкой улыбкой, уже в движении коснулся сенсоров панелей, закрывая вирт-окна, и обернулся к капитану.
- Куртку возьми, - посоветовал Станислав. – Снаружи может быть ветерок.
Запоздало подумав – ну какой Дэну ветерок? С его регенерацией и прочими штучками? Но рыжий уже скрылся в каюте и через минуту появился одетый в новенькую куртку, подарок команды на праздник, который они устроили по случаю его возвращения к работе.
Спустившись по трапу, капитан с наслаждением втянул в себя запахи космопорта. Символический первый «глоток воздуха» после возвращения из многомесячной отлучки. Полина побежала домой проведать маму (и огрести наконец головомойку за брошенный НИИ микробиологии и поступление без спроса к нему в экипаж), Тед… Стас даже не спросил, куда он так сорвался. К родным? К девушке? С Венькой всё понятно – любимая работа, любимая больница. А вот их двоих, космического десантника на пенсии и беглого спарринг-партнёра с «Чёрной Звезды», никто не ждёт. Можно спокойно идти по улице, наслаждаясь прогулкой, пусть и с грузом… С плеча молча потянули сумку. Он обернулся.
- Давайте лучше я понесу, - рыжий смотрел в сторону.
И вот как поступить? Отдать? Сказать «спасибо, я сам»? Станислав регулярно сталкивался с тем, что не знает, как поступить, когда Дэн ведёт себя… а как, собственно? Если бы не отведённый взгляд, капитан бы не колебался – перевесил бы сумку и вздохнул с облегчением. Решение пришло неожиданно, и он не успел подумать, верное оно или нет, как брякнул:
- Улыбнись, тогда отдам.
И сразу окатило жгучей волной не то страха, не то стыда. Ну вот, и как это теперь выглядит? Издёвкой? На редкость идиотская ситуация. Вот и Дэн наконец поднял взгляд и недоумённо хлопает на него глазами. Ладно ещё, хоть недоумённо, а не обиженно…
- Почему?.. – навигатор толком даже не сумел сформулировать вопрос. И Стас мысленно дал сам себе подзатыльник. Зарекался же вести себя так, создавать многозначные ситуации. Хочешь так понимай, хочешь этак. А если собеседник не знает, должен он засмеяться, обидеться или спустить на тормозах? Не потому, что программой не заложено, а потому, что не понял, а что, собственно говоря, имел в виду капитан? Вдох-выдох, и вперёд – объясняй теперь, раз запутал человека… тьфу ты. Ну, всё равно, пусть не человека, но объяснять придётся.
- Потому что мне непонятно, хочешь ты забрать сумку, чтобы помочь мне… или потому, что считаешь, будто должен это сделать, - привычно подобрал он формулировку. Помогла практика, первое время часто приходилось что-то объяснять. – Помощь обычно не предлагают, пряча глаза.
- Вам же не нравится смотреть на меня… - опять взгляд в сторону ушёл. Станислав вздохнул, подумал, что хуже уже не будет, и сделал то, что давно хотелось – протянул руку, ухватил рыжего покрепче за ухо и повернул его голову так, чтобы Дэн встретился с ним взглядом.
- Так лучше? – осведомился Стас ехидно, глядя в голубые и такие живые глаза.
- Ага, - ухмыльнулись ему в ответ. – Так отдадите?
- Держи. Осторожно, она тяжёлая.
- Ха…
Станислав облегчённо распрямился, только теперь ощутив, какой же груз исчез с плеча… и, похоже, с души. Хоть отчасти. Может, это временно, но всё же, как легко стало шагать! Он выцепил взглядом незнакомую вывеску – кажется, этого продуктового магазинчика тут раньше не было.
- Пошли, зайдём.
Мороженое там было, и выбор оказался приличный. Заметив растерянный взгляд спутника, Стас сначала ухватил свой любимый пломбир и показал на несколько разноцветных пакетиков.
- Эти самые вкусные… на мой взгляд, конечно.
Дэн нерешительно потянулся к такому же, как у него, пломбиру. Но передумал, взял другое мороженое, лежащее рядом. Почему? Стас никогда не находил ответа на такие вопросы. А спрашивать было неудобно.
Мороженое радовало уже изрядно подзабытым вкусом хороших сливок и прохладной сладостью. Капитан покосился на рыжего, тот как раз сосредоточенно облизывал губы. И Стас не удержался, чтобы не поддразнить навигатора на излюбленную тему всего экипажа:
- Лучше сгущёнки?
Голубые глаза неожиданно серьёзно уставились на него, между рыжеватыми бровями появилась морщинка.
- Я понимаю, что это кажется забавным, - медленно и задумчиво сказал Дэн, переводя взгляд на облака. – Но так уж получилось… это было первым, что я попробовал на корабле. Первой не едой… лакомством. И я, наверное, всегда буду её любить…
Капитан опять почувствовал себя словно под давлением каких-то рамок. Что сказать? Как сказать? Чтобы не обидеть, не отплатить нечаянной бестактностью в ответ на откровенность?
- Это не кажется забавным само по себе, - осторожно начал он. – Просто удобный повод, чтобы поддразнить… когда не хочешь обидеть. Вот Венька до сих пор меня подкалывает на тему того… эээ…
Он замялся, с опозданием сообразив, что выбрал не самый удачный с данным собеседником пример.
- Нелюбви к киборгам и рыжим, - закончил за него навигатор, улыбнувшись краешком рта.
- Вот именно. И ведь не отмолвишь, всё верно… ну, почти всё, - Стас усмехнулся. – Нам сюда, во двор. Во-он тот подъезд.
Было так странно снова войти в квартиру, где не был несколько месяцев. Ещё более странно – войти в такой компании. Забытые в холодильнике продукты – в какой спешке тогда улетали! - явно давно испортились. С внутренним содроганием Станислав заставил себя открыть холодильник… и обнаружил, что не всё так плохо. Кроме нескольких банок консервов тут присутствовала только сковородка с парой совсем ссохшихся котлет странного буровато-зеленоватого цвета. Запаха тоже практически не чувствовалось, то ли время поработало, то ли поглотитель запахов. Он, к счастью, был автономный, и не отключился вместе с холодильником, когда не был оплачен счёт за электричество.
Есть не хотелось – утром, перед началом посадки, они позавтракали, да и мороженое аппетит перебило. Это ему не хочется есть, но надо и о других подумать – одёрнул сам себя Станислав и пошёл посмотреть, почему не видно и не слышно рыжего. Тот всё ещё стоял в прихожей. Стас-то, войдя в квартиру, по привычке на ходу скинул ботинки и, не зажигая света, потопал на кухню, сразу озаботившись проверкой запасов. Из головы как-то вылетело в первый же момент, что пришёл не один, даже в комнату пройти не пригласил, хорош хозяин. Оказалось, Дэн застыл перед большим зеркалом рядом с вешалкой для верхней одежды. В полутёмной прихожей – впрочем, он, наверное, автоматически подстроил зрение в другой диапазон – рыжий внимательно разглядывал своё отражение. Вот он поднял руку и коснулся стекла. Стас опять почувствовал, что ничего не понимает. На корабле, конечно, были зеркала. Пусть не такие большие, чтобы увидеть себя во весь рост, но всё же. А тут как заворожило челове… Дэна.
Почувствовав себя неловко, Стас отвёл взгляд и заглянул в комнату. Задержался на пороге, озирая оставленный… порядок. Перед отлётом он в какой-то момент понял, что рискует спятить со сбором документов, и выкроил полчаса в ожидании получения очередного разрешения, чтобы быстренько сполоснуть посуду и распихать по шкафам валяющиеся вещи. Так что теперь даже после длительной отлучки не стыдно было привести кого-нибудь домой. Правда, куда больше хотелось в парк. Вот выяснит насчёт того, не проголодался ли его спутник, и можно идти кормить голубей. Никуда же они не делись за несколько несчастных месяцев?
- Есть хочешь? – спросил он, выглянув из комнаты.
- Нет, - откликнулся Дэн, медленно отводя взгляд от зеркала. – Мы идём в парк?
- Да. Только через магазин – купим хлеба и крупы.
- Зачем? А…
Кажется, понял.
- В парке есть голуби, - всё же ответил Стас, роясь в шкафу в поисках чистой рубашки. – Я их любил кормить, когда вышел на пенсию… и пока мне друзья не подсуропили по пьянке грузовик…
Он быстро переоделся за приоткрытой створкой шкафа, подумав, что надо бы по пути зайти в универмаг. Последние рейсы были удачными, с премией за срочность, так что можно, не задумываясь, прикупить пару новых модных рубашек… а, выйдя в коридор, Стас заметил, что и у Дэна новенькая куртка не очень-то гармонирует с потёртыми джинсами, на которых кое-где ещё виднелись следы не до конца отмытых пятен фирменной смазки Михалыча. Оттереть её полностью не удавалось даже чистюле-навигатору.
Голуби никуда не делись, объявились, как только Стас начал крошить батон около скамейки. Хлопали крыльями, слетали с деревьев, один даже сел на протянутую руку с крошками и нагло начал хватать хлеб прямо с ладони. Между голубями шныряли шустрые воробышки. Рыжий стоял рядом и заворожённо наблюдал. Спохватившись, Станислав протянул ему кусок булки. Голуби с воробьями тут же разделились на две кучки, хаотично перемещаясь из одной в другую. Пшено после булки тоже пошло на ура.
День был рабочий, и народу в парке было не очень много, в основном мамы с детьми и пенсионеры. Недалеко от скамейки, у пруда, послышался плач – девочка лет пяти упустила воздушный шарик. Он зацепился за ветку раскидистого дерева, свесившего крону высоко над водой. Дэн задумчиво провёл взглядом вверх по стволу дерева до шарика и чуть прищурился. Повернулся к капитану и увидел, что тот тоже сочувственно смотрит на девочку. Вот Стас оглянулся, их взгляды встретились, и Дэн вопросительно поднял бровь.
Станислав прикинул, что воздушный шар почти на самом верху кроны… но всё же ловкий человек достать его сможет. Он медленно кивнул.
- Только будь осторожен.
- Ясно, - вроде бы рыжий понял, что это было вполне конкретное предостережение.
Дэн подошёл к стволу, ещё раз внимательно окинул его взглядом, подпрыгнул, схватился за ветку и подтянулся до первого толстого сука. Там пошло легче, ещё пара толстых веток вверх, и уже можно было обхватить ствол руками, а не просто опираться на него. Рыжий неторопливо выбирал, за что ухватиться и куда поставить ногу, и медленно взбирался вверх. Девочка, упустившая шар, перестала плакать и заворожённо наблюдала за «спасательной операцией».
- Стас!..
Капитан вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял старый сослуживец, причём как раз из тех, с кем они штурмовали тот самый маяк, когда против них выпустили DEX-4, киборгов-«четвёрок»… После той операции Стас отказывался работать с киборгами, его трясло от одного их вида, от бесстрастных лиц и пустых взглядов… Он наотрез отказывался иметь с ними дело, и хорошо, что до пенсии ему на тот момент оставался всего месяц. Все сослуживцы, конечно, были в курсе его ненависти к биомашинам. И как сейчас объяснить присутствие Дэна? Хотя, а надо ли объяснять? Если уж он капитана чуть не месяц за нос водил… Впрочем, рыжий сейчас занимается древолазанием – вот и пусть занимается.
Мужчины крепко обнялись, боевое братство – это вам не просто товарищество. Отношения бывают куда крепче родственных. Его бывший коллега, оказывается, тоже успел выйти на пенсию. Как летит время… Он был лет на семь моложе Стаса. Ну да, как раз и выходит – Стас тогда купил корабль и сорвался на Степянку, а его товарищ вышел в отставку и прилетел на Новый Бобруйск.
Наверху треснула ветка, и Стас поднял голову. Дэн уже добрался до самых верхних веток, где зацепился шарик, но ветки были тонкие, и прогибались под его весом. Сейчас рыжий присел на ветку, опираясь спиной о ствол, и задумался, просчитывая «легальные» варианты действий. Стаса опять как что за язык дёрнуло.
- Порвёшь новые джинсы – на корабль не пущу!.. – сообщил он наверх. Навигатор посмотрел на него, оценил нарочитую строгость, улыбнулся и снова перевёл взгляд на яркое пятно девочкиного шарика.
- Твой?.. – оборвав вопрос на первом слове, спросил коллега, поднимая голову… и осёкся, застыл, глядя вверх. Глаза его удивлённо расширились. Станислав тихонько вздохнул. Ну, началось…
- Стас… но он же рыжий!.. – сдавленно произнёс бывший сослуживец – Как ты с ним летаешь?!
- Да так… Сначала пришлось взять, потому что выбирать не из кого было… а потом привык, - Стас пожал плечами. – Я как-то и не замечаю уже…
- Да-а-а, - ошеломлённо протянул его собеседник. – Вот не подумал бы, что ты после той сволочи сможешь хоть с одним рыжим поблизости смириться… Я услышал, что ты корабль купил, незадолго до моей пенсии, но застать тебя здесь уже не получилось – ты сорвался в рейс и пропал надолго.
- Купил, было дело… Летаю потихоньку. Грузовик небольшой, но работа находится.
Станислав вдруг испугался, что боевой товарищ может попросить найти ему местечко в экипаже, и что тогда делать? После того штурма маяка не он один «заболел» неприязнью к киборгам. Его сослуживец тоже этим грешил. А тот продолжал говорить:
- Кстати, я случайно на Вольтаре нашего бывшего интенданта встретил, он сейчас знаешь, где работает? Не поверишь – в «DEX-компани»! Говорит, что с самими пустоглазыми железяками работать бы не смог, но повезло – сидит в отделе контроля, проверяет выданные разрешения. Говорил, у него проходило разрешение… ну…
- Выданное мне? – уже поняв, что они ступили на зыбкую почву, договорил за него Станислав.
- Да, - с облегчением и удивлением кивнул его товарищ. Облегчение было потому, что его поняли с полуслова, а удивление – ну так всем же известно, как Федотыч к киборгам относится! – Что это на тебя нашло, Стас?
Капитан незаметно вздохнул. Надо бы придерживаться правды… насколько получится. Чтобы когда наконец всем всё станет известно (наивно надеяться, что при желании эту историю не раскопают… в части присутствия киборга у него на борту, остальное, будем надеяться, никогда не раскроется), не было бы претензий по поводу нагромождённого вранья.
- Да, понимаешь… тут такое дело, - начал он. – Я на первом же заказе так встрял – мало никому бы не показалось. Пираты напали. Мы там с одними… геологами объединились, но всё равно тяжко пришлось. Если бы не киборг… «шестёрка»… наверное, все бы там и полегли.
- «Шестёрка»? Ух, ты! Я про них только слышал. И что случилось потом? – сослуживец с искренним любопытством смотрел на Стаса. – Как ты с железякой рядом себя чувствовал?
- Потом… - медленно повторил Стас. – А потом, спасая нас… он… так искалечился, что когда нашли… он умирал.
Произнести «киборг» он так и не смог себя заставить.
- Ну и хорошо, - с оптимизмом заключил его сослуживец. – А то ты бы, наверное, попытался сам эту жестянку по-тихому пристрелить да прикопать.
Стасу было до зубовного скрежета неловко – ведь Дэн наверху слышит весь этот разговор. А сослуживец всё изливал кипящее любопытство:
- А зачем ты тогда разрешение оформлял?!
- Ну, я подумал, что если опять случится что – пусть будет. Летаю-то везде, заказы разные бывают. Ну, и заказчики тоже… - замялся Станислав.
- Вот и я сказал – мало ли что, даже если Федотыч разрешение оформил! Он в жизни бы киборга рядом с собой не потерпел! На корабль бы не пустил!
Неожиданно для самого себя Стас разозлился. Он понимал, что поступает неосторожно, но продолжать этот разговор в том же духе было выше его сил.
- Вообще-то пустил, - с ехидством в голосе заметил он.
- Да что ты говоришь, - не менее ехидно улыбнулся товарищ. – И где же он?
- Да вон – на дереве скачет.
Его сослуживец ошеломлённо перевёл взгляд наверх. Дэн как раз в этот момент попытался в очередной раз дотянуться до шарика и чуть не сверзился-таки вниз. Успел ухватиться за ветку, повиснуть в неудобной позе - вниз головой, ноги перекинуты через сук - и постепенно подтянуться обратно. Стас поднялся, подобрал обломанную в процессе залезания рыжего на дерево сухую ветку, прикинул, где меньше листвы на пути, и подбросил палку вверх. Дэн поймал её за самый кончик, перехватил поудобнее и дотянулся наконец до верёвочки шарика, подцепив её сучком на конце палки. Ломать живые ветки для этой цели ему и в голову не пришло, так что помощь оказалась кстати. Станислав удовлетворённо хмыкнул и вернулся на скамейку к ошарашенному сослуживцу, предоставив рыжему самому спускаться с дерева вместе с хрупким грузом, который так легко лопнуть.
Сослуживец молча наблюдал, как парень осторожно переползает с сука на сук, оберегая яркий латекс, надутый гелием. Шарик крутился вокруг и то и дело норовил стукнуть рыжего по голове. Судя по выражению лица Дэна, его это уже порядочно достало. Наконец, повиснув на руках, он спрыгнул с нижнего сука и присел на корточки перед малышкой, протягивая ей шарик. Девочка сначала смущённо спрятала ручки за спину и попятилась, но Дэн спокойно ждал, улыбаясь, и ребёнок осмелел. Девочка протянула руку и позволила рыжему аккуратно продеть свой кулачок в петельку верёвочки и осторожно затянуть узел, чтобы петля не болталась. Потом парень порылся в кармане куртки, достал конфету в яркой обёртке и протянул малышке. Она заулыбалась, развернула фантик и отправила лакомство в рот. А потом, окончательно осмелев и оглянувшись на маму, что-то залопотала, похоже, окончательно записав рыжего в «хорошие дяди». Дэн терпеливо слушал её, улыбался, и даже что-то отвечал. Малышка показала ему на уток в пруду и, хозяйским жестом ухватив за руку, поволокла поближе к «птичкам». Мама девочки шла позади, судя по замученному виду, она была только рада, что её чересчур активный ребёнок нашёл себе на время другой объект для детской тирании.
Капитан повернулся к коллеге… чтобы с удивлением увидеть, как тот хихикает.
- Ну Стас!.. – выдавил он сквозь смех. – Ну, ты даёшь! А с таким серьёзным видом сказал!.. Я ж тебе чуть было не поверил!
Станислав застыл в недоумении, а его товарищ продолжал смеяться.
- Ох-х… - наконец выдавил сослуживец. – Ты уж не шути так больше. Киборг у него на корабле! По деревьям скачет!.. Уф-ф… Нет, серьёзно – чем этот рыжий у тебя занимается?
- Трассы просчитывает… и вообще помогает, - честно ответил Станислав.
- А-а, так бы и говорил, что навигатор! А то разыграть меня решил, - сослуживец пребывал в отличном настроении, а Стас подумал, что оно и к лучшему. И врать не пришлось, и всё само собой устроилось. Он оглянулся на девочку с новой «игрушкой» у пруда. Кажется, из Дэна вознамерились сделать «лошадку». Ну-ну. Судя по несколько ошарашенному виду рыжего, скоро придётся спасать бедолагу от чрезмерного внимания со стороны ребёнка.
Их окликнули… точнее, его собеседника. Миловидная женщина помладше них.
- Это моя жена Маша, - с гордостью представил бывший сослуживец. – Она сегодня пораньше освободилась.
- Очень приятно, - отозвался Стас, мельком подумав, что если коллега в самом деле попросится в экипаж, ему будет достаточно пригласить их вместе с женой на корабль и представить другой «Маше» - корабельному искину. Учитывая её внешность и манеру одеваться (точнее, почти раздеваться)… Коллеге тут же включат «красный свет», и вопрос решится.
Жена коллеги оправдала его тайные надежды, напомнив мужу, что им ещё надо зайти к её маме. Сослуживец немного скис, но послушно стал прощаться. Они ушли, Стас оглянулся – и похолодел. Ни девочки с мамой, ни Дэна в пределах видимости не наблюдалось. Стараясь не слишком спешить, капитан поднялся и, выйдя на дорожку парка, огляделся. От сердца отлегло – «пропажа» нашлась на качелях. Девочка радостно повизгивала, командуя «Ещё, ещё!», рыжий исправно работал «моторчиком», мамаша девочки болтала с другой женщиной, сидящей рядом на скамейке. Почти в ту же минуту, когда Стас нашёл их взглядом, женщина встала, попрощалась и ушла. Вслед за ней засобиралась и мамаша с дочкой. Девочку еле удалось оторвать от рыжего, она плакала и мёртвой хваткой цеплялась за вконец растерявшегося «дядю-лошадку».
Когда выходили из парка, Стас сказал:
- Учти на будущее – можно не поддаваться, если наседает такое вот несносное существо, а вежливо отделаться.
- А как? – повернув к нему голову, с интересом спросил рыжий.
- Хм… как… А ведь не знаю! – капитан смущённо хмыкнул. – Меня дети как-то не считали никогда объектом, заслуживающим доверия, так что и отделываться не приходилось. А у тебя в файлах подсказок нет?
- Меня не готовили к общению с детьми… Ну, то есть настолько плотному общению, - поправился навигатор.
- Что ж, попробуем у остальных поспрашивать, - с сомнением протянул Стас, вспомнив, что у Теда вроде как детей нет, у Полины – тем более, да и Венька с женой не успел завести до того, как она ушла от него… - О, вот и продуктовый. Надо взять что-нибудь сейчас поесть, хоть колбасы с хлебом… А ужин я уже домашний приготовлю, вечером.
И с удивлением подумал, что идея вернуться домой и готовить ужин нравится ему, пожалуй, больше, чем вариант попить чаю и отвезти Дэна на корабль. Может, ему просто непривычно теперь находиться одному, что на корабле, что в квартире? Все остальные варианты, робко стучащиеся в голову, капитан решительно отмёл как невозможные.
Когда они вошли в прихожую, стационарный комм просто надрывался сигналом. Стас кинулся к нему, попутно проверив комм на руке и обнаружив, что он отключился – то ли сломался, то ли аккумулятор разрядился вконец.
- Стасик, ты только не волнуйся, - зачастил Вениамин, бледный и как-то странно отводящий взгляд. – Тебе ещё Тед не звонил? У нас тут… ты только не волнуйся…
- Что случилось?! – рявкнул Станислав, у которого в голове пронеслось уже версий пять, начиная с угона грузовика и заканчивая необходимостью вытаскивать кого-нибудь из полицейского участка или, не приведи судьба, уже из тюрьмы (скорее всего, если кто и влип, то Тед – потому что Веня ему звонит из своей квартиры, а Полина – девушка, значит, шансов крепко влипнуть у неё гораздо меньше).
- У нас тут… понимаешь… Дэн пропал.
- Ф-фу, напугали…. – выдохнул Стас. – Вень, ты не шути так.
- Да какие шутки?! – взвился его приятель. – Тед его пытался по корабельному комму вызвать – Маша отвечает, что на борту никого нет, и она знать не знает, куда Дэн подевался!
- Ну, ясно, никого нет… Мы в парке гуляли, - рассеянно ответил Станислав, расстёгивая куртку и прикидывая, что надо как-то вызвонить Теда (а его домашний комм капитан и знать не знает) и настучать по голове, чтобы панику не поднимал. Тут до него дошло, что что-то не так. Он сфокусировался на экране комма – Венька судорожно хватал воздух ртом. – Веня! Ты чего?! Что с тобой? Врачу позвонить? Кому?!
- Стас, - наконец справившись с дыханием, прохрипел Вениамин. – Кто «вы»?
- Мы с Дэном. Одного моего бывшего сослуживца, кстати, встретили… То есть я встретил. Поболтали немножко.
- А Дэн где был?
- На дереве. Потом слез, но его ребёнок играть утянул.
Вениамин ласково сказал: «Стасик, я сейчас» и отключился. Уже представляя, что последует дальше, капитан усмехнулся и пошёл на кухню разбирать продукты. Однако они уже все лежали в холодильнике или в кухонном шкафу, а Дэн как раз наливал воду в чайник.
- Слышал? – спросил Стас.
- Да.
- Сейчас прибежит… Давай хоть бутерброды пока сделаем, он явно только что из больницы вернулся, а этот маньяк за работой не то что о еде – как его зовут, и то забудет.
Как капитан и предполагал, через традиционные пять минут быстрого бега из одного подъезда в другой в дверь позвонили, а потом ещё и нетерпеливо застучали. Стас пошёл открывать, оставив рыжего раскладывать уже готовые бутерброды. Вениамин ворвался в прихожую с профессионально-сочувственным выражением лица. Которое, впрочем, грозило перейти в очень сердитое. Видимо, Венька всё не мог решить, поехала у его приятеля крыша или он решил особо утончённо над другом поиздеваться.
- Стас, ты понял, что я тебе сказал? Дэн пропал!
- Да всё я понял. Пошли чай пить. Только сначала с Тедом свяжись, пусть прекратит истерику, - и капитан пошёл на кухню. Сзади возмущённо пыхтел Вениамин… пока не увидел рыжего, который как раз ставил на стол тарелку с печеньем. Врач застыл в дверях, потерянно переводя взгляд с капитана на киборга и обратно, словно пытаясь совместить противоположные по смыслу вещи. Можно сказать, что так оно и было. Вот только Стасу окончательно надоело переживать, строить догадки и пытаться что-либо понять. Сейчас он хотел отдохнуть и спокойно попить чаю. Зашёл Венька в гости – вот и хорошо, выпьют чаю втроём, старый приятель по пути из больницы вряд ли в магазин заходил - спешил к домашнему комму, напуганный новостью об исчезновении Дэна. Ну-ну. Интересно, почему Маша не сказала Теду, что они ушли вместе?
Последний вопрос капитан повторил вслух. Вроде бы в пространство, но адресуясь к конкретному собеседнику.
- Вредничает, - отозвался рыжий, ставя на стол вскипевший чайник и третью кружку. – Обиделась, что одну оставили… Вениамин Игнатьевич, садитесь.
- М-да, - вздохнул Стас. – Всё-то у нас не как у людей. Даже искин, и тот вредничает. Вень, вы Теду-то позвоните наконец, а то он сейчас наведёт шороху… и всё, заметьте, из лучших побуждений!
А сам ушёл в комнату за стулом, поскольку табуреток у него было только две. Через час моментально сорвавшийся к ним, успокоенный насчёт приятеля Тед приволок из комнаты последний стул, а Полину, появившуюся чуть позже, после некоторых пререканий усадили к нему на колени. На кухне стало тесно и шумно, кто-то передавал через голову рядом сидящего запрошенный капитаном последний бутерброд с копчёным сыром, Венька откинулся назад, чтобы открыть холодильник, не вставая – и свалился бы с табуретки, не поймай его за руку Дэн. Правда, при этом он толкнул Теда, и у того с коленей чуть не слетела Полина… Визги, смех, беззлобная ругань со всех сторон.
Капитан, подперев рукой подборок, обводил взглядом лица членов экипажа… СВОЕГО экипажа и думал, что спокойной жизни ему теперь точно не видать… И, кажется, эта мысль не напугала, а заставила его почувствовать себя почти счастливым. Почти… потому что над ухом настырно что-то тренькало. И стучало.
Стас открыл глаза. Звенел будильник, а за дверью Тед параллельно со стуком звал:
- Станислав Федотович! Вы просили разбудить вас за час до станции гашения! Она в зоне видимости! Там уже сообщение от заказчика дожидается, просят поторопиться!
«Приснится же такое…» - подумал капитан, уже на автомате первым делом нашаривая фуражку.
Когда Станислав, полностью одетый и только что не накрахмаленный, вошёл в пультогостиную, там не было лишь Полины, да и Михалыч, как всегда, громыхал чем-то в машинном. Стас мельком удивился, как девушку не разбудили стук и вопли Теда. А вот Вениамин сидел на диванчике с кружкой в руках. Вкусно пахло свежезаваренным кофе, Станислав сглотнул слюну и, окинув взглядом экраны, решительно направился на кухню. Вернувшись с чашкой, он с наслаждением отхлебнул ароматный напиток, покатал его на языке, проглотил…
- Вот что, Маша, - решительно сказал он. – Обещай мне сегодня не обижаться и не вредничать, хорошо? Хотя… на Теда можешь. Разрешаю.
Четыре пары глаз (включая машины) удивлённо уставились на капитана.
- Ну хорошо-о-о… - удивлённо протянула искин. – Обеща-а-аю…
Капитан удовлетворённо кивнул сам себе и отхлебнул ещё кофе.