Elviel
Обожаю мандарины. Зависаю в мире рыжего киборга.
Название: Космо()олухи (написано до выхода КЭ), АУ =)
(Второе название: "Дэн и компания", под ним публиковалось первый раз)
Автор: Elviel (Елена Глазунова)
Фэндом: Громыко Ольга «Космобиолухи»
Персонажи: команда пока ещё безымянного грузовика, пираты, пиратский хирург, Роджер, инопланетяне
Рейтинг: первый после G (и то ради перестраховки; кто не согласен - дайте знать)
Жанры: Джен, Фантастика, Юмор, Драма, Ангст, СЛЭША НЕТ !!! :)
Предупреждения: ООС, АУ
Время действия - между КБ и КЭ (писалось между первой и второй книгами, но по... эм... скажем, по поступкам и общению, вторая часть зарисовок вполне может относиться к периоду после КЭ)
Перепост и цитирование: с моего ведома и РАЗРЕШЕНИЯ, и ссылку мне!


Ну, и на закуску - опять кусочек, который написался на одном дыхании в какой-то момент. Потом практически не менялся. Я даже фразу помню, после которой прилетела муза. Фанфик "Кровное родство" Ирины Емельяновой. Станислав ждёт в коридоре, пока идёт операция и думает, что надо будет сводить ребят в парк на Новом Бобруйске. Знакомые с текстом её же фанфика "Шестой" моментально опознают сцену, после которой у Дэна оказались документы Дениса Воронцова. Спасибо Ирине за упоминание, как именно Денис выжил в той аварии!
А Дэн к моменту похода в парк уже вполне освоился (читай - послал все комплексы куда подальше), и наряду с ироничностью (иногда граничащей с ехидством) может и созорничать немножко! =)


* * *
ПРОГУЛКА, КОТОРУЮ НУЖНО ЗАБЫТЬ.
Денис Воронцов медленно шёл по берегу пруда. Красивая планета Новый Бобруйск… ну, по крайней мере, парк красивый. И большой. Денис глубоко вдохнул пахнущий хвоёй воздух и от наслаждения прикрыл глаза на несколько секунд. Только побывав на краю гибели, понимаешь, какое это счастье – просто жить. И ничего, что пришлось долго и муторно восстанавливать пропавшие во время аварии документы, ничего, что не сразу нашёл работу, и не лучшую… Что ж поделать, если люди верят в глупые приметы вроде того, что навигатор с разбившегося корабля хуже женщины на борту. Сколько уже времени прошло с того дня, когда он очнулся от комы, а Денис всё никак не мог надышаться воздухом – на худой конец корабельным, а лучше – планетарным.
Сейчас его корабль на техобслуживании, ещё несколько дней с узлами и системами будут возиться техники космодрома и корабельные механики. А пилотам и навигаторам пока можно расслабиться, отдохнуть, погулять по парку… Воронцов уже третий день приходил сюда и наметил сегодня обойти вокруг пруда и посидеть на скамейке около пышного куста мелких белых цветов. Пруд-то он обошёл, а вот скамейка оказалось занята. На ней расположился какой-то мужчина в капитанской фуражке и кормил голубей. В нескольких метрах от скамейки, у воды, присела на корточки симпатичная девушка и бросала кусочки хлеба уткам. Те охотно хватали хлеб, падающий около них, но подплывать близко избегали. Позади девушки стоял высокий темноволосый парень в прикольной бандане с зелёными черепушками и разговаривал с кем-то, пока скрытым за его накачанной фигурой от взгляда Дениса.
Воронцов замедлил шаг, надеясь, что, возможно, человек в капитанской фуражке уйдёт, когда у него кончатся семечки в кульке. Семечки и правда уже заканчивались, но мужчина остался сидеть на скамейке. Он смотрел на троицу у воды с каким-то странным выражением - на Дениса так, бывало, смотрел отец, когда ему случалось решить трудную задачку или сделать что-то по-настоящему важное.
Между тем собеседник парня в бандане сделал шаг назад и наклонился, чтобы подобрать с земли несколько желудей. Воронцов увидел рыжие волосы… лицо, хоть и в профиль… и застыл на месте. Рыжеволосый парень, очень похожий на него, кинул пару желудей в воду, но, убедившись, что утки на них не купились, начал обстреливать желудями совсем увлёкшуюся подманиванием водоплавающей дичи девушку. Первый жёлудь попал ей в шею, второй в макушку, третий… Но тут девушка повернулась, и рыжий едва успел спрятать руку с желудями в карман куртки.
– Те-э-эд! – возмущённо возопила девушка и бросилась на парня в бандане. Впрочем, бандану она с него тут же стащила и с энтузиазмом принялась лохматить приятеля, запутывая длинные тёмные волосы в спутанные колтуны. – Вот тебе! Будешь знать, как в меня кидаться!
- За что-о?! – возопил несправидливо обиженный. – Это вообще не я, это Дэнька!
«Дэнька?» - Воронцов зацепился за это имя.
Девушка на секунду обернулась… и увидела ехидную ухмылку на лице рыжего.
- Ах, ты!.. – Она аж задохнулась от возмущения, не договорив. – Тед, хватай его!
Рыжий от этого вопля подскочил на месте и бросился наутёк. Буйная парочка – за ним. Человек в капитанской фуражке страдальчески поморщился и прикрыл глаза рукой - мол, глаза бы мои на вас не глядели.
Денис Воронцов так и стоял в ступоре, глядя вслед умчавшейся компании. Спустя пару минут из кустов позади скамейки вылетел рыжеволосый, не сбавляя хода, опёрся на скамейку рукой, легко перемахнул прямо через неё, рядом с сидящим капитаном, и помчался дальше. Проломивший кусты следом брюнет, так и держащий в руке сорванную бандану, хотя и более тяжеловесно, но повторил трюк приятеля, на ходу ещё успев сказать:
- Извните Стнслав Фетдтыч!
А вот девушка обежала скамейку и наткнулась на Воронцова.
- Ой! Извините! – воскликнула она… и, посмотрев на Дениса, остановилась.
- Станислав Федотович, смотрите, как на Дэньку похож! – удивлённо воскликнула она. Человек в фуражке обернулся, они с Денисом пару секунд молча смотрели друг на друга, девушка переводила весёлый дружелюбный взгляд с одного на другого. От пруда послышались крики, и они обернулись. Рыжий парень каким-то образом влез на толстую ветку дерева, метрах в двух с лишним от земли, и кидался желудями в темноволосого, который прыгал внизу и возмущался. Впрочем, последнему это быстро надоело, он сплюнул, погрозил приятелю внушительным кулаком, «ну, попадёшься ты мне ещё!», и направился к ним троим.
- Нет, ну вы видели?! – возмущённо спросил он ещё издали. – На корабле его хоть в угол загнать можно, когда Полли помогает!
- Детский сад… - проворчал капитан. – Уток вам мало?
- Так я их и кормила! – праведному возмущению девушки, казалось, не было предела. – Они сами первые начали! Кстати, вчера мы его таки поймали!
Воронцов уловил краем глаза движение и взглянул на рыжий фрукт на дереве. «Фрукт», держась за ветку двумя руками, пытался нащупать ногой опору, чтобы слезть. Пока не получалось. Оставался открытым вопрос, как же он туда забрался? Вот рыжик с тоской оглянулся на друзей, но просить о помощи он явно ещё не дозрел. Тем более, это наверняка даст темноволосому шанс отыграться и поиздеваться над ним. Так что «фрукт» подтянулся обратно и уселся на толстом суку, болтая ногами.
Денис сделал шаг назад, компания, увлечённо обсуждавшая, где и каким образом на их корабле можно зажать кого-нибудь в угол (точнее, капитан выговаривал парню в бандане за вчерашнюю беготню на корабле в его отсутствие, перечисляя, что они умудрились снести со стены вместе с крепежом или разбить во время оной, а девушка, судя по сосредоточенному прищуру, мотала на ус, что пока осталось целым) его ухода не заметила. Воронцов неторопливо развернулся и подошёл к дереву, Рыжий парень, похоже, смирился, что придётся как-то спрыгивать, но такой выход был ему, кажется, не очень по душе.
- Помочь? – спросил снизу Денис.
- Ага, спасибо, - откликнулся тот. Он начал спускаться, как пробовал в первый раз, Денис подставил руку как опору, а с неё рыжий спрыгнул на землю. Наклонился, отряхивая с джинсов паутину и старую кору, которые собрал на дереве. Выпрямился и улыбнулся Денису. На миг Воронцову показалось, что лицо рыжего застыло… но, наверное, показалось. Потому что уже в следующий миг парень чуть прянул в сторону, оставляя нового знакомого между собой и уже подходившими от скамейки ребятами.
- Правда, спасибо тебе большое, - приветливо сказал он, улыбаясь. – Но, кажется, меня сейчас опять назначат шоаррской лисой.
Он тихо рассмеялся, и Воронцов понял, что невольно улыбается в ответ, такой счастливый и заразительный был у рыжего смех. Он был так сумасшедше похож… но нет, этого быть не могло. Улыбаться, даже смеяться – да… но чтобы вот так – сияющие глаза, звенящий смех? Такое не сыграешь и не сымитируешь.
- Зачем же на дерево полез, если обратно так сложно?
- А ты видел рассерженного Теда? От такого зрелища и ты бы влез куда повыше, – рыжик хмыкнул. – А вообще, мне положено по деревьям лазить. Я белочка.
Денис ничего не понял. Кроме того, что парень явно валял дурака и получал от этого немалое удовольствие.
- Слушай, а как ты туда вообще забрался? – подходившие ещё не проявляли агрессивных намерений, а Воронцову было безумно интересно, возможно ли, что…
- Да там ветка надломленная до земли свисала, - охотно пояснил рыжий. – Я подтянуться успел, а когда перехватывал её поудобнее, потерял равновесие, ну и дёрнул слишком сильно. Ветка оборвалась, я и сам едва за ней не сверзился. Хорошо, о ствол успел опереться.
Упомянутая ветка валялась тут же, под деревом. Воронцов прикинул, что, спасаясь от рассерженного темноволосого, и сам бы влез на дерево достаточно легко с её помощью.
Тут делавшие вид, что увлечены интересной беседой, темноволосый с девушкой с ликующим:
- Хватай его!.. - бросились с двух сторон от Воронцова ловить свою… как он там сказал? «Шоаррскую лису»? Они явно хотели прижать рыжего к берегу, чтобы у него оставался единственный путь к спасению – прыгнуть в воду. Однако он в последний момент вывернулся - повернул буквально в сантиметрах от воды и проскочил мимо девушки, она чуть-чуть опоздала протянуть руку. Погоня возобновилась.
Денис ошарашено потряс головой. С одной стороны, он был уверен, что… Воронцов часто теперь видел сон, в котором корабль трясло и швыряло, видел, как вышвырнуло из кресла пилота, а следующим толчком – его… но приземлился Денис не на жёсткий пол, его поймали чьи-то руки, и на пол они упали уже вместе. Он смотрел в знакомое лицо, которое привык видеть бесстрастным – но сейчас на нём была… тревога? Тревога и решимость. А потом очередной удар, ощущение пробежавшего по телу мамонта с множеством ног… стада мамонтов… и – темнота. Ненадолго из неё проступает то же лицо, рыжие волосы, подсвеченные отблесками от искрящего пульта. Сострадание в голубых глазах. И снова темнота.
Денис узнавал потом подробности аварии. Все нижние каюты были смяты в металлический блин, все находившиеся там погибли – наёмники, персонал… и киборги. И Воронцов выбросил из головы безумную мысль. Этого не могло быть, потому что такого не могло быть никогда. И, очнувшись в больнице и рассказывая полицейским об аварии, он не упоминал об этом – кому охота общаться с психиатрами по поводу посттравматических глюков?
Вот только сон продолжал приходить.
И несколько минут назад он снова смотрел в знакомое лицо, в голубые глаза, сейчас искрящиеся смехом.
«Нет, - решительно помотал головой Воронцов. – Этого не может быть. Потому что… потому что не может. Есть реальные люди, с которых моделировали внешность, как это… прототипы. Вот. Или просто похожие… мало ли людей на свете…»
Всё же Денис чувствовал себя как-то неуютно, и из-за нахлынувших воспоминаний об аварии, и из-за этой встречи. Он повернулся и зашагал к выходу из парка. Мимо пронеслась та же троица, только теперь уже рыжий парень и возмущённо пыхтящая девушка гнались за темноволосым, а тот демонически хохотал и потрясал сорванным с девушки пёстрым шарфиком.
Навстречу Воронцову по дорожке шли двое мужчин, один в военной форме без знаков различия, похоже, военный пенсионер. Денис уловил обрывок разговора:
- …прилетел, вчера в баре посидели очень душевно.
- А ты не слышал, он вроде киборга себе прикупил?
- Кто? Федотыч?! Не смеши меня, у него на киборгов реакция одна – полсекунды на то, чтобы выхватить бластер…
Мужчины миновали Воронцова, и конец фразы он уже не разобрал. Сбоку опять донеслись крики. Темноволосый парень поймал-таки вожделенную «белочку» и держал сзади за локти, а девушка (уже с намотанным небрежно шарфиком) с упоением устраивала теперь уже на рыжей голове «взрыв на макаронной фабрике». Схваченный безуспешно вырывался и возмущался, что теперь до вечера не распутает «это безобразие», а метрах в пяти от них двое мужчин, чей разговор Воронцов только что слышал, здоровались с мужчиной в капитанской фуражке. Последний старательно делал вид, что к буйной троице не имеет никакого отношения, так, случайно рядом отдохнуть присел.
Словно почувствовал взгляд Воронцова, рыжий поднял голову, улыбнулся… и подмигнул ему.
Денис решительно повернулся и почти побежал к выходу из парка. Самое лучшее, что он мог сделать – это выкинуть из головы сегодняшнюю встречу. И не просто выкинуть, а забыть её накрепко, так, чтобы никогда и никому не проговориться.
Ведь молчание – единственное, чем он может отблагодарить рыжего киборга за спасённую жизнь…
И сон теперь ему, наверное, снится перестанет.