23:18 

"Полвека одиночества" (пост-фик к фику "Когда ты проснёшься" Кэлли.S.)

Elviel
Обожаю мандарины. Зависаю в мире рыжего киборга.
На фикбуке (на Догеве, увы, не выложен - пойду писать Кэлли в личку) есть фик "Когда ты проснёшься". Данный фанфик - пост-фик к вышеупомянутому, написавшийся стихийно, потому что "оно ведь не может вот так и остаться, правда?"
ОЧЕНЬ ПРОШУ - перед тем, как читать дальше, прочтите, во-первых, вот этот фик:
Helga_Mareritt, фик "Neverland", ссылка на фикбуке:

И, во-вторых, обязательно (иначе часть реалий просто не поймёте, откуда и почему - ведь для фанфика "Полвека одиночества" - внимание! - каноном является НЕ КБ и КЭ, а "Когда ты проснёшься") хоть по диагонали просмотрите фик-предысторию.
Добавлю ещё, что Кэлли написала вещь уникальную в том плане, что её могут читать и слэшеры и не-слэшеры. Как? А вот так. Не смотрите пейринги. Если вы хотите увидеть слэш не только между ОМП (это есть прямым текстом), а между напарниками - вы его увидите. Если читать, не думая об этом (как я умудрилась пропустиь зрительно косую черту, начиная читать шапку) - не увидите. Гениально получилось у Кэлли, и я рада, что могу это написать хоть здесь. :white:

Фанфик Кэлли.S. "Когда ты проснёшься" (тоже на фикбуке):

Ну, а теперь, собственно -

Полвека одиночества

ficbook.net/readfic/738122
Автор: Elviel
Беты (редакторы): Кэлли.S., fitomorfolog_t, Tarrin
Фэндом: Громыко Ольга «Космоэколухи»
Персонажи: Дэн, Тед, Станислав, Вениамин, директор Музея покорения космоса, Пеля (правнучка Полины), врачи
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Драма, Фантастика, Психология, Философия, AU
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Миди, 40 страниц
Кол-во частей: 8

Пролог. За десять лет до края одиночества

Анабиоз: 81 год

Прозрачное стекло - почти невидимая преграда. Лежащий парень, кажется, вот-вот откроет глаза и просияет обычной своей широкой улыбкой. Как же Дэн по ней соскучился... Свет выключен, и человек не увидел бы, но он... он увидит. Медленно поднялась рука. Кончики пальцев скользят, не касаясь стекла. Человеку было бы нужно почувствовать материал, киборгу хватает ощущения холодка от прозрачной преграды. Криокамера. Сколько раз он вот так стоял и смотрел на друга? Но сегодня... сегодня всё иначе. Сегодня можно, наконец, позволить тому горячему, что обычно остаётся в уголках глаз, скользнуть ручейками по щекам. Процессор отключён, чтобы не анализировать, не думать...
- Вот и всё, Тед, - тихий шёпот в тишине и полумраке медотсека. - Вот и всё... мы остались одни.
Или - один? Киборги не умеют отчаиваться, зато они умеют ждать. Ждать бесконечно. Вот только рыжему киборгу иногда казалось, что он теряет эту способность. В последнее время он отгонял чувство странной пустоты и желания махнуть на всё рукой, задать некорректные параметры входа в червоточину - и в ожидании прыжка уйти в медотсек... На этом моменте в мозгу словно вспыхивало что-то тёплое. Нет. Он должен жить. И ждать. Ради того, кто спит за прозрачным стеклом. Ради своего друга.
Немного помогали письма и звонки от весёлой старушки с ямочкой на подбородке. Ещё неделю назад она, смеясь на видеопослании, поднимала с колен какую-то белую страхолюдину с глазами навыкате и несуразно большими ушами, и хвасталась: "Правда, миленький? Внуки привезли откуда-то" И вот прошла всего неделя, и вместе с данными техосмотра ему передали сообщение от Пели, её правнучки. "Тихо... во сне. Сердце". И две фотографии, которые старинная подруга просила переслать ему после своей смерти. На одной они втроём - молодые, смеющиеся. Два парня - черноволосый, смуглый и рыжий, со светлой кожей, обнимают за плечи кудрявую девушку, прижимающую к себе белую кошку. За их спинами полоса прибоя - они тогда на пару дней смогли-таки задержаться на курорте. Полина в шортиках и топе, Тед, тоже в шортах и очередной "бандане". Полли тогда дурачилась и купила Теду платочек с фигуристой девушкой в наряде «а-ля Маша» - а Теодор взял и повязал его на голову. Так и сфотографировался, хорошо, на фотографии виден только кусочек рисунка.
По контрасту с ними – Дэн, в вылинявших голубых джинсах и футболке. Он не любил раздеваться, чтобы не были видны шрамы. Хоть узкие рубцы и побледнели, но до сих пор можно заметить их на теле, там, где оно было располосовано осколками при аварии и скальпелем хирурга.
И вторая фотография - "почти официальная", как шутила сама Полли. Они тогда собирались на какие-то посиделки на большом круизном лайнере, принарядились. А там был фотограф, и снял их всех вместе.

Дэн закрыл глаза, вспоминая. Началось всё так давно… Много десятилетий назад, когда среди тихой мирной жизни, с перевозками и связанными с ними приключениями, багряной, цвета крови, молнией полыхнула война с Альянсом ксеносов…

Глава 1. Прошлое. Война.

Восемьдесят один год назад (третий год войны с Альянсом ксеносов).
Анабиоз

Если бы Станислав не стоял у окна, он бы не заметил, с какой скоростью приближается катер. Но капитан, как всегда, ожидая возвращения этой ненормальной парочки – своих пилота с навигатором – до боли в глазах всматривался в черноту космоса за иллюминатором.
Заканчивался третий год безумной военной круговерти, к которой человечество оказалось совсем не готово, а вот Альянс ксеносов – вполне. В первые дни Стас колебался, не вернуться ли в космодесант, ему казалось, что там его опыт может оказаться нужнее. И капитан связался со старым сослуживцем, тоже вернувшимся в строй, едва начались первые бои с Альянсом, и командовавшим теперь отрядом разведки. Но едва Станислав заикнулся, что оставит транспортник на команду (Тед сердито засопел за спиной), сослуживец завопил: «Что ж ты молчал, что у тебя корабль есть?! У нас ребята без боезапаса в осаду попали, вот-вот отстреливаться нечем будет! Отвези, а?»
Разговор происходил при всех – Стас, решив уйти в действующую армию, не собирался скрывать что-либо от ребят. Оглянувшись, он увидел закушенные губы и горящие глаза. До этого момента даже капитан не задумывался, что они могут принести реальную пользу на войне. Казалось бы – старый маленький транспортник… Но именно размеры «Мозгоеда» и других небольших судов позволяли им пробираться между вражескими армадами – у Альянса детекторы не рассматривали корабли таких размеров как серьёзную угрозу. Достаточно серьёзную, чтобы тратить на неё «серьёзные» же боеприпасы. Ну, постреляют из бортовых орудий… увернуться вполне реально.
Так что всё, что было нужно – достаточно умелый пилот, чтобы проскользнуть между вражескими кораблями. И такой пилот на борту «Мозгоеда» был.
Как выяснилось очень быстро, до сих пор Станислав не представлял себе реальных возможностей ни корабля, ни пилота. Достаточно вспомнить то совещание, на котором обсуждали варианты доставить боезапас попавшим в окружение частям через линию вражеской осады.
- Это невозможно, - наконец сдался командующий региональной группировкой флота. – Чтобы там прорваться, пилот должен быть просто сумасшедшим!
«Как наш», - мелькнуло в голове у Станислава. И ведь как в воду глядел! Из заднего ряда раздалось возмущённое:
- Что значит «невозможно»?! У Альянса корабли впритирку никогда не стоят. Да я свою бандану съем, если мы там спокойненько не проскочим!
И вперёд протолкался взъерошенный латинос, сердито сверкающий глазами.
Отговорить Теда не удалось, и всё, на чём удалось настоять – чтобы он летел не один. «Мозгоеда» в итоге после долгих споров признали крупноватым, и Теодору дали катер, быстрый, но с выкинутой «шелухой» вроде пассажирских сидений и прочего – чтобы больше груза влезало. Вопрос же о напарнике даже не обсуждался – Дэн только взглянул вопросительно на капитана за разрешением. Стасу показалось, что так ему будет спокойнее за Теодора, но в итоге он нешуточно переволновался за обоих.
Но парни вернулись – оживлённый, размахивающий руками Тед и как обычно слишком бесстрастный для человека Дэн. Их пришли встречать не только Станислав с Веней, Михалычем и Полиной, не только толпа «болельщиков» (у многих были друзья и знакомые среди попавших в осаду), но и командующий региональными силами Второго сектора Объединённого флота. Высокий мужчина в аккуратно заштопанной камуфляжной куртке порывисто обнял выпрыгнувшего из катера пилота:
- Спасибо, сынок!
- Я был не один, - пожал плечами Тед, стряхивая чужие руки.
Командующий повернулся к киборгу, замер, встретившись взглядом с обманчиво бесстрастным парнем, вгляделся в него… и вдруг шагнул вперёд и обнял киборга так же, как до этого пилота, тихо повторив:
- Спасибо… ребята.
Он обернулся к собравшимся:
- Теперь наши продержатся ещё сутки, а там и Третий подойдёт.
Так и случилось, флот Третьего сектора помог прорвать осаду и заставил флот Альянса отступить… на этот раз.
Потом был ещё один вылет, и ещё… История повторялась со ставшей скоро привычной регулярностью. Если на совещаниях звучала фраза: «Это просто невозможно» или «Да соваться туда – чистое безумие!», чаще всего это означало – «значит, полетит Лендер». Конечно, даже самый безбашенный пилот с напарником-киборгом – не волшебники, удавалось не всё, и не всегда. Но и того, что удавалось, хватало, чтобы имя Лендера не сходило с уст всех сплетников космофлота. А таких хватало – между боями было мало развлечений, вот и убивали время военные. Хуже бабушек на лавочке, честное слово!

* * *
Наконец, после многих месяцев медленного, но всё же отступления, наметился прогресс. В том уголке космоса, где ремонтировался в очередной раз грузовик, началась суета, окружённая завесой секретности. Но секретность там, или не секретность, а оживление вокруг флагмана не прошло незамеченным, да и из «червоточин» за последние пару дней пришло много новых кораблей.
Команда «мозгоедов» пообедала и вдумчиво сидела за чаем, наслаждаясь редкими спокойными минутками – после недавнего сражения враг всё ещё зализывал раны. Стасу на комм пришёл вызов по закрытой линии связи, и, поколебавшись, он всё же активировал вирт-окно, чтобы команда слышала разговор. Тут же звякнул комм Теда, и пилот удивлённо вскинул брови.
Так вот почему творилась вся эта суматоха - на флагмане вот-вот должно было начаться секретное совещание, на котором собралось всё руководство Объединённого флота сил человечества и союзников-ксеносов. На этот расширенный военный совет их пригласили вдвоём, Станислава, как капитана самого успешного корабля снабжения, и Теодора – куда же было без Лендера, если речь, скорее всего, пойдёт об очередной рискованной авантюре? Однако пилот возмутился:
- Ну, и что я там буду один делать?! Мы же вдвоём летаем, почему зовут одного меня?
Рыжий коротко взглянул на приятеля, но промолчал.
- Правда, Станислав Федотович, давайте и Дэньку протащим, - Тед уже вставал, готовый пробивать свою идею перед командованием.
Капитан поднял было руку, урезонивая разбушевавшегося подчинённого, но вмешался сам Дэн:
- Совещание уже скоро, и безопасность там явно обеспечивают по самому высшему разряду. Даже если нам пойдут навстречу, а ты сможешь внятно объяснить, что делать на секретном заседании "левому" киборгу…
Теодор открыл было опять рот, чтобы бурно возмутиться, но рыжий невозмутимо закончил:
- Пока будешь согласовывать через все инстанции, уже совещание закончится.
- Тогда и я не пойду! – демонстративно вытащив из холодильника банку пива, пилот поплотнее уселся на стуле и отхлебнул любимого напитка. Сейчас, конечно, это был скорее жест протеста, чем утоление жажды. – Без меня тоже вполне обойдутся!
- А если будут обсуждать очередную вылазку? Ты же лучше всех представляешь, где можно попытаться, а где риск слишком велик.
Теодор хмыкнул. Понятия «риск слишком велик» для него не существовало, Дэн иронизировал. Но возразить киборгу оказалось нечего. Пришлось мрачному Теду сопровождать Станислава в одиночку.
Совещание шло своим чередом, когда из подпространства вдруг вынырнули два крейсера Альянса. Втрое крупнее человеческих кораблей аналогичного назначения, они и поодиночке могли разнести флагман. Корабли сопровождения открыли огонь, но, кажется, им «посчастливилось» нарваться на камикадзе. В Альянсе такие редко, но случались. Как правило, решение о самоубийственной атаке с целью унести с собой как можно больше врагов (желательно, важных врагов) принимали экипажи из миров, где высшей доблестью почитались успехи в военных действиях. Любой ценой – лишь бы прославить «имя рода/племени/расы и т.д. (нужное подчеркнуть)».
Никто ещё толком не успел среагировать, а Тед уже ринулся к штурвалу, буквально вышвырнув из кресла окаменевшего от неожиданности дежурного пилота. Что он тогда за манёвр загнул, умудрившись увернуться с линии огня чуть не вплотную оказавшихся вражеских кораблей – не понял никто. Сам Тед, когда его позже спрашивали, сможет ли он повторить, только хмыкал и говорил: «Ну, вы обеспечьте пару крейсеров противника – а там посмотрим».
- И что вы думаете? – усмехнулся Станислав, когда они с пилотом сидели за поздним ужином, вернувшись с флагмана. – Они после этого ммм… инцидента впихнули в повестку заседания пункт о представлении к награждению Теда – ни много, ни мало – «Серебряным крылом»! И проголосовали единогласно «за».
- Ого, - покачал головой Вениамин. - Даром что сами не штабные крысы, а кадровые военные...
- Вот именно, что сами не в окопах отсиживаются, - возразил капитан. – Сначала-то надо было видеть, какое впечатление на них произвела тедова бандана!
Полина расхохоталась, да и мужчины не удержались от улыбок.
- Ну, а потом им уже стало всё равно, что не по форме одет, не так подстрижен, да ещё пива успел хлебнуть до совещания и на кого-то из высших чинов дыхнул…
Тут расхохотались уже все.
- Я наблюдал отсюда, - признался Дэн, когда смех стих. – Но так и не понял, как ты сумел развернуть корабль.
- Там двигатели были в рабочем режиме, иначе не вышло бы, - пожал плечами Теодор. – А в остальном… могу показать. Хочешь?
И до отбоя остальные могли лицезреть только затылки парней, моделировавших те или иные ситуации – рыжую и в бандане камуфляжной расцветки. Дэн, против обыкновения, в пилотском кресле, Тед рядом, в навигаторском.
И действительно, впечатлённые военачальники (из которых кое-кто до этого морщил нос при упоминании «самого крутого пилота», мол, знаем мы таких крутых, а уж унюхав пиво…) на том же совещании составили представление о награждении героя дня орденом "Серебряного крыла", присуждавшимся «За высшее мастерство в пилотировании». Орден, спустя некоторое время, торжественно вручили, собрав личный состав Второго сектора (прилетавшие на совещание корабли уже давно отправились к месту постоянной дислокации), и вряд ли было что-то удивительное в том, что эту награду после вручения постепенно, сначала негласно, а потом и вслух все стали называть «орденом Теодора». Тед смущался и отмахивался, но было видно, что он польщён, а Стас – Стас, конечно, очень гордился и пилотом, и всем своим экипажем… Но каждый раз, когда ребята улетали в очередную безумную вылазку – а теперь это случалось всё чаще – каждый раз Станислав стоял у иллюминатора и всматривался в черноту, до того самого момента, когда откуда-то сверху, снизу, сбоку выныривал катер и уверенно тормозил, подходя к борту «Космического Мозгоеда» или большой станции, если они базировались в этот момент на ней. Грузовой шлюз закрывался, впустив катер, и Стас спешил встретить ребят. Они выпрыгивали из люка – обычно первым нетерпеливый Тед, взъерошенный, лохматый, сияющий обычной своей улыбкой, за ним почти бесстрастный Дэн. Но капитан стал замечать, что иногда киборг с тревогой посматривал на напарника. Это было почти неуловимо, и, не вглядывайся Стас, он бы и не заметил. И всё же… По этим взглядам капитан научился понимать, когда действительно было жарко.

* * *
Но напарники возвращались - раз за разом.
А это был обычный вылет - просто доставить оружие. В тот день Стас, как всегда, стоял у иллюминатора. Он первый на борту заметил катер и понял, что тот приближается со скоростью гораздо выше расчётной. Так, словно пилот гнал, ничуть не заботясь - а не столкнётся ли он с "Мозгоедом".
- Капитан! - Маша на сей раз подала голос даже раньше, чем визуализировалась. И на сей раз, не будь Стас так взволнован предчувствием беды, он бы оценил сдержанность её наряда - облегающий топ камуфляжной расцветки и такие же штаны.
Из медотсека уже бежал Вениамин, за ним Полина.
- Что происходит? Маша дала сигнал тревоги.
- Ребята возвращаются.
Врач побледнел, Полина тихо ойкнула. Они поспешили к шлюзу грузового отсека, в который должен был влететь катер. Долгие томительные секунды, потом лёгкий удар... и Стас с оборвавшимся сердцем понял, что, кажется, он догадывается, кто именно пострадал. Это было плохо по двум причинам, не только из-за того, что мысль о ранении одного из напарников причиняла самому капитану почти физическую боль. Если на миг посмотреть на ситуацию беспристрастно, то при равных ранениях у киборга были на порядок выше шансы выжить.
Едва дождавшись, когда давление уравновесится и дверь в грузовой отсек откроется, они кинулись туда. Дверь катера уже была открыта, и Стас не ошибся: Дэн вытаскивал напарника. Когда Станиславу удалось разглядеть характер ранений, бывшему космодесантнику захотелось материться, долго, сочно и красочно. Как парень был ещё жив, непонятно - нашпигованный осколками и... рука, это было хуже всего.
Между тем, не обращая внимания на встречавших, Дэн просто протащил пилота мимо них по направлению к медотсеку. Врач и его помощница кинулись следом.
Киборг в боевом режиме способен развивать очень хорошую скорость, даже с грузом на руках, и когда Вениамин, запыхавшись, влетел следом за ним в свою вотчину, Дэн уже активировал криокамеру. Напарника он положил внутрь и запустил диагност, параллельно с подготовительным процессом. Показания приборов свидетельствовали, что жизнь в пилоте ещё теплилась, но сколько её было, той жизни? Кровь уже почти не текла из ран, а лицо парня залила восковая бледность.
По счастью, Вениамин каждый раз запускал подготовку криокамеры перед полётом ребят. "На всякий случай", как он грустно шутил. Сегодня случай оказался счастливым.
За пару секунд до активации механизма глубокой заморозки Тед вдруг открыл глаза. Его взгляд упал на Дэна, и губы пилота дрогнули, словно он хотел улыбнуться. Но не успел...
Криогаз сохранил на его лице это выражение спокойствия и умиротворённости. Такое, словно лежащий вот-вот улыбнётся, потянется и попросит ужинать.
- Мы успели? - тихо спросил Дэн, как будто не мог проанализировать показания датчиков криокамеры.
- Мы успели? - эхом повторила Полина.
- Да, - решительно кивнул Веня. - Мы успели. Тед в анабиозе. Теперь нужно позвать специалистов, посоветоваться с ними, как действовать дальше.
Но враги перешли в наступление, и прошло ещё три дня, прежде чем они смогли проконсультироваться с полевыми хирургами.
Однако тут команду ждало жестокое разочарование. Самые лучшие врачи, которых направлял к ним командующий флотом, едва увидев характер ранений, горестно махали рукой и отказывались давать прогнозы. Один честно сказал:
- Ребята, я не возьмусь. Можно разморозить, можно даже начать оперировать - но ваш друг умрёт прямо на операционном столе. Он так изрешечён осколками, что никакое переливание крови, даже самое массированное, ничего не даст. Крупные сосуды перебиты, кровь просто будет вытекать, не дойдя до нужных органов, которые тоже серьёзно пострадали. Жизненные показатели в таком... не буду говорить, где... Всё, что мы можем - это подождать.
- Сколько? - раздался у него за спиной бесстрастный голос Дэна.
- Ну, откуда ж я знаю? Год, два, пять... десять. Должны появиться технологии, позволяющие сохранить жизнь на время операции. Может быть, усовершенствованная методика искусственного кровообращения, может, какие-то технологии быстрой замены органов... Я навскидку вижу здесь... мда... осколки, конечно... Без этого, нового - безнадёжно.
- Сколько шансов? - спросил Стас. - Если оперировать сейчас?
- Их просто нет, - устало взглянул ему в глаза опытнейший полевой хирург. - Поверьте мне, я видел разные травмы. Боевые ранения, бытовые... до войны. Шансов нет. Никаких.
Команда грузовика подавленно молчала.
- Что же нам теперь делать? - спросила Полина.
- Ничего, - ответил Станислав, стараясь оставаться спокойным.- Ждать.
- Чего?
- Когда технологии разовьются достаточно.
- Пять лет? - всхлипнула девушка.
- Да хоть десять.
- Ну, что ж... - Вениамин почесал затылок. - Это и в самом деле единственный выход.

* * *
Событий было ещё много, и, когда Дэн вспоминал о них во время перелётов или рассказывал кому-то, то вспоминалось в разные моменты тоже разное. Как они продолжали летать, развозя оружие и забирая раненых под огнём противника. Несколько раз даже в боевых действиях довелось принимать участие. Они с капитаном участвовали в вылазках и помимо полётов на транспортнике, иногда вместе, но бывало и порознь – каждый человек, а тем более киборг, был на счету. Довольно быстро сдержанного рыжеволосого парня перестали сторониться, встречая после вылазок, как остальных – с банкой пива и дежурными шуточками. Часто не слишком цензурными, но что вы хотите в таких условиях? Вениамин и Полина иногда по двенадцать часов не отходили от раненых. Михалыч без устали перебирал корабль буквально по винтику, ухитряясь делать это прямо во время вылетов…

Но здесь, в тишине медотсека, у рыжего вставало перед глазами другое. Тот самый разговор с хирургом, когда они в первый раз осознали, что до возвращения Теда пройдёт время. Вот только никто из них не подозревал, сколько...

* * *
Военный хирург кивнул:
- Да, боюсь, что так. Но главное, вы успели с заморозкой, а медицина не стоит на месте. Теперь надо будет перевезти Лендера в военный госпиталь...
- Нет! – одновременно хором сказали четыре голоса. Полина, у которой горло перехватило спазмом, только замотала отчаянно головой.
Они ещё могли бы колебаться, если бы во время вылазки пилота с навигатором не пришло известие с другого конца обжитого района галактики. Родная планета Теда подверглась нападению Альянса. Местные силы почти ничего не могли противопоставить, флот Объединённых сил был далеко. Поверхность планеты выжгли буквально до зеркальной равнины. Уцелевших не было… Экипаж остался единственной «семьёй» пилота. А значит свою судьбу, какой бы она ни была, им лучше встретить всем вместе.
Командование пошло им навстречу. Аккумуляторы корабля заменили на новые, в медотсеке установили вторую криокамеру. Пустую… ведь война продолжалась.

Глава 2. "Мы победили?.." После войны.

Спустя двадцать три года.
Анабиоз: 23 года

Командующий Объединёнными силами медленно шёл вдоль очередного ряда кораблей. В своё время он пообещал, что после победы лично поприветствует все экипажи. И пусть он устал, как и все они, за четверть века боевых действий, главное – они выстояли. Выстояли и победили. Длинный ряд кораблей на очередном космодроме очередной планеты. Кто-то разлетался по домам, но часть экипажей оставалась ждать этого знака внимания. Финального аккорда их общих многолетних усилий. И командующий не давал себе передышки, следуя с одной планеты на другую.
Здесь всё было так же, как везде – и в то же время иначе.
Седой мужчина в потёртом, но чистом и старательно отглаженном камуфляже шёл вдоль ряда кораблей. Шёл, не спеша, приостанавливаясь около каждого. Окидывал взглядом людей, уже отдохнувших физически, но с усталостью в глазах. С вопросом – а что дальше? Командующий пока и сам не очень понимал – что дальше. Дальше надо было как-то налаживать жизнь. Этим займутся уже другие, гражданские специалисты: экономисты, планировщики… кто там ещё по этой части? А их миссия - окончена.
Смотрел командующий и на корабли, на покорёженные, наскоро подлатанные – и оставшиеся целыми. Тут уж как повезло.
Последним в ряду стоял небольшой на фоне остальных кораблей транспортник. Здесь командующий остановился. И потому, что дальше идти было не нужно, и потому, что он в любом случае должен был остановиться и склонить голову перед кораблём и его экипажем. Трое так же молча наклонили головы в ответ. Трое членов экипажа – ровно половина тех, кто начинал вылеты на транспортнике в первые же дни войны.
Медленно – с этими людьми… и не только людьми не нужно было скрывать усталость – поседевший за годы войны стратег поднялся по трапу. Двое пожилых мужчин (один прихрамывая) и рыжий парень молча шли следом.
Командующий пробыл у них недолго, выходя, он напомнил:
- На базе я наших предупредил, починитесь там, что возможно из запчастей вам подберут. За топливом, продуктами тоже… залетайте. Я под это дело на ближайшие десять лет выбил финансирование по статье «помощь гражданскому населению".
Эта негласная поддержка армии оказалась очень кстати и в итоге помогла им продержаться первые годы, самые сложные, когда экономика только восстанавливалась. Дальше стало уже легче.

* * *
Спустя двенадцать лет после победы в войне с Альянсом.
Анабиоз: 35 лет

Перед седым, устало ссутулившимся над письменным столом мужчиной лежал листок бумаги. Он задумчиво перечитывал первые строки вверху листа.
"Ребята. Или, может, правильнее будет, назвать только одно имя? Дэн, сейчас я, наверное, уже могу - или должен? - сказать тебе. Я соврал тогда, в медотсеке. И сам поверил в свои слова, так что твой детектор меня не расшифровал. Дэн, Полина, на самом-то деле я не знаю, успели ли мы. Точнее, не знаю, сколько времени будет в запасе после того, как отключится криогенный механизм. Возможно, сразу пойдёт ухудшение и клиническая смерть. Учитывайте это, когда дойдёт до дела. И ещё..."
Врач снял очки, которые снова стал носить из-за возрастных изменений зрения, и потёр усталые глаза. Надо прилечь, отдохнуть... А потом он закончит письмо. Убрав пока лист с посторонних глаз в конверт с надписью "Передать вместе с завещанием таким-то", пожилой человек устало дошаркал до дивана и опустился на подушку, словно в мягкое облако. Улыбка тронула его губы, когда почти сразу перед закрытыми веками возник образ старого друга. Стасик часто ему снился, особенно в последнее время. Иногда они снова бродили по поляне на Степянке, около корабля, но теперь Стас смеялся, вспоминая, как занимался "охотой на киборга". Причём упомянутый киборг с остальными "мозгоедами", как правило, в этих снах сидел на трапе. Или накрывал на стол. Или они гонялись все вместе за лисой, устроив очередную охоту. И Стасик был с ними, шутливо ругался в азарте и вскидывал к плечу игрушечное ружьё. Они с Дэном в этих снах врача вечно негласно соревновались, кто выиграет - бывший космодесантник или киборг?
Несколько раз Стас снился ему таким, как во время войны с Альянсом - снова тот же взгляд, что в годы службы друга в армии, сжатые в линию губы. Как-то раз приснилось, как Стас отправился сопровождать груз оружия и боеприпасов. В тот полёт, из которого капитан уже не вернулся. Тогда он оглянулся через плечо, улыбнулся - чего они не видели с того дня, как Тед оказался в криокамере - и сказал: "Ну, я полетел. Веня, береги ребят".
И Веня старался их беречь. "Их", впрочем, оставалось мало. Фактически, всё управление кораблём и стратегию с тактикой взял на себя Дэн. А они вдвоём, Михалыч и врач, старались просто заботиться о киборге и корабле. В годы войны никому не было дела, с "формально полным" экипажем они летают, или нет. "Космический Мозгоед" носился, как ужаленный, с одного края передовой на другой, доставляя оружие, забирая раненых... и постепенно становясь легендой. Мало кто сейчас помнил, что когда они участвовали во второй попытке прорыва блокады над Тероей, за штурвалом был уже не Тед. Отчасти из-за того безумного полёта многие и считали, что Теодор погиб в конце войны, а не в первой её половине.
Вениамин не раз думал, как же удачно сложилось, что Полина вышла замуж в тот период, когда наступило затишье, и многие уже стали думать, что война позади, остальное решат переговоры. Иначе девушку не удалось бы уговорить. Пока они рисковали, то и дело суя голову в пекло военных действий, она наотрез отказывалась покидать остальных. А так всё прошло лучше, чем они думали. И Полину отправили подальше в тыл, на Новый Бобруйск, который оказался в стороне от войны. И с завещанием Стаса разобрались, оно не стало неожиданностью. И кстати оказался закон, который пропихнули сторонники "равноправия людей с оборудованием", как выражались их оппоненты. Но киборги в большинстве своём погибли, защищая людей и населённые планеты, так что на волне благодарности искусственный разум на уровне законов признали дееспособным и имеющим права. Веня вспомнил...

* * *
- На какое имя будут документы? - клерк-женщина средних лет равнодушно взглянула на очередного ненормального, который собирается "персонифицировать" свою технику. Чем бы ни тешились... зато у неё есть работа.
Ответил, однако, сам киборг, стоявший за спинкой кресла пожилого мужчины с добрыми глазами.
- Денис. Денис Станиславович Петухов.
Они переглянулись с мужчиной и кивнули друг другу.
- Куда теперь, Вениамин Игнатьевич? - спросил молодой человек, когда они вышли из паспортного центра.
- В Бюро регистрации прав собственности. Лучше мы всё в этот прилёт зарегистрируем, а то в удалённом доступе по инфранету это всё несколько сложнее и дольше оформлять...


* * *
В этот раз Стас был другим. Без игрушечного ружья, но и не строго-отстранённым командиром. Просто старый друг, который тепло и немного грустно улыбнулся приятелю. Они были на берегу лесного озера, и капитан кивнул на камень у воды:
- Посидим?
Веня огляделся в поисках остальных, но в этот раз они почему-то были одни. Да и Стасик, против обыкновения, был не в капитанской фуражке и отутюженных брюках, и не в потрёпанном камуфляже времён войны с Альянсом, а в джинсах и белоснежной рубашке. И с непокрытой головой. Он казался помолодевшим, но почему-то и более серьёзным, чем обычно. Присел на большой валун, согнув одну ногу в колене и обняв её руками - Веня больше привык видеть в такой позе Дэна, устало съёжившегося на диванчике после очередного безумного перегона с одного конца обитаемой части Галактики на другой.
- А что ты удивляешься? - поднял брови капитан из вениного сна, словно прочитав его мысли. - Я тоже любил так сидеть в молодости. Это потом... армия отучила, там особо не расслабишься.
- Дэн и сейчас так сидит частенько, - усмехнулся врач.
- Как там ребята?
- А то ты не знаешь? - поддразнил Веня. - Постоянно же мне снишься и спрашиваешь. К Полине вот слетал недавно с ребятами... знаешь, мне кажется, ей в этот раз было чуточку грустно рядом с Дэном. Он-то почти не меняется, а мы... Ну, ты понимаешь. А потом она плакала в медотсеке... Как обычно.
- Можно подумать, ты не... кхм, - капитан смутился и отвернулся. Помолчали. - Как там Дэн?
- Держится, - врач вздохнул. - Хорошо всё-таки, что он... это он. Человек бы спятил в том аду, что творился в конце войны.
- Люди многое могут вынести, Веня. А твоя работа в Центре? Технологию биопротезов на поток уже поставили?
- Почти, но теперь это лишь вопрос времени. Процесс запущен, желающих полно... А Джилл присмотрит, чтобы всё с технологической линией было в порядке. Первые пациенты с биопротезами сделали нам такую рекламу, что Центру не дадут свернуть этот проект.
- Джилл? Не Михалыч?
- Михалыч корабль надолго не покидает, ты же знаешь, - усмехнулся медик. – Редкостный симбиоз человека и техники… Впрочем, и Дэн уже не хуже механика разбирается в ремонте и регулировке. Зря, что ли, столько лет рука об руку всем занимаются.
- Хорошо, - удовлетворённо кивнул Стас и засмотрелся на отражение белых облаков в синей глади озера. Вениамин запрокинул голову и подставил лицо солнцу, радуясь ощущению лёгкости и энергии в теле. Отвык как-то уже от этого, с возрастом...
Врач не собирался рассказывать Стасику, пусть встреча с капитаном и была лишь сном, что уже давно, ещё до того, как Вениамин осел в Центре и занялся проектом создания биопротезов, он стал замечать пропажу снотворных препаратов и антидепрессантов из медотсека "Мозгоеда". Осторожное наблюдение не сразу, но позволило выявить виновника. Веня не поверил сам себе, но следующей ночью просто постучался в соседнюю каюту. И сидел рядом полночи, прижимая к себе теоретически совершенную боевую машину, пока парень не забылся пусть тревожным и чутким, но естественным, без лекарств, сном.
Это глупо - думать, что если кто-то способен на многое, то у него отсутствует предел того, что можно вынести в одиночку.
Постепенно им удалось и с этим справиться. И жизнь потекла дальше...
- Сегодня ты не спешишь? - негромко спросил Вениамин, не открывая глаз. Иногда Стас быстро исчезал, когда прощаясь, а когда просто растворяясь в следующем сне.
Станислав глубоко вздохнул, и врач удивлённо обернулся к нему.
- Сегодня я за тобой, - серые глаза друга были полны сочувствия. Врач тоже вздохнул, не удержался:
- Что ж... когда-нибудь это должно было случиться. Жизнь позади хорошая... Стас, подожди! А как же ребята?!
- А за ребятами будем присматривать потихоньку, - ответил капитан.
- Как присматривать?
- Вот так. Как я за вами присматривал всё это время, - улыбнувшись, друг поднялся на ноги. - Идём?
Веня легко вскочил на ноги, чувствуя себя тоже помолодевшим и полным сил.

* * *
Спустя ещё шесть лет. Начало одиночества.
Анабиоз: 41 год

Дэн, чем-то внезапно вырванный из сна, открыл глаза. На миг, когда поднимались веки, перед ними мелькнуло что-то яркое, как блики солнца на воде. Киборг очень редко помнил, чтобы ему что-то снилось, а сами сны как-то не запоминались. Редко когда случалось, что он просыпался со странным ощущением, будто его на ночь укрыл Вениамин Игнатьевич. Но это уже много лет было невозможно, значит, просто сны... Что же разбудило его сейчас? Дэн прислушался - на корабле царила тишина. АБСОЛЮТНАЯ тишина.
Рыжий парень так и лежал на спине, словно его придавило к койке незримой тяжестью, а по щекам, второй раз в жизни, скатилось несколько капель. Врачи предлагали механику остаться в больнице, но по их лицам киборг отчётливо считал, что они на самом деле думают. И они с Михалычем тогда, полгода назад, решили - пусть будет, как будет.
Впереди очередной космопорт, помимо сдачи груза надо будет заняться формальностями, вызвать местные службы. Что делать, давно было оговорено. Кремация на планете, потом выйти на обшивку в космосе и открыть урну...
Ещё с остановки надо написать Полине. Вот только как напишешь о таком?
Лучше просто закончить маршрут, всего две точки осталось, а потом навестить её. И тогда уже рассказать, что отныне им придётся следить за медицинскими новинками только вдвоём.
Дэн медленно поднялся. До момента, когда придётся садиться на место пилота перед стыковкой с орбитальной станцией гашения, ещё пара часов. Надо заняться уборкой... но ноги сами понесли его в сторону медотсека.
- Тед...
Как же больно там, под рёбрами... как больно...

* * *
Спустя четыре десятилетия.
За десять лет до края одиночества: полёт продолжается.
Анабиоз: 81 год

И вот они с Тедом остались одни... Полина в последние годы отчаянно врала о своём состоянии здоровья, Дэн видел. Но - не переспрашивал. Замена части органов искусственными и так позволила ей прожить больше сотни лет, и это после тяжёлой военной поры, пришедшейся на первую половину жизни девушки. Рыжему стоило лишь произнести мысленно её имя, и вставала перед глазами картинка из прошлого. Она хранилась и в цифровой памяти, но Дэну не было нужды подгружать файл. Смешные люди, волокущие большой ящик с цитометром - и появившаяся из-за этой скульптурной композиции Полли.
Дэн с уже привычной болью вспомнил сначала их знакомство, потом опять тот вечер на лайнере и фотографа, снявшего их экипаж, когда из пультогостиной зазвенел сигнал вызова по дальней связи.
- Денис Станиславович, - мужчина в традиционном белом халате врача слегка склонил голову в знак приветствия. - У меня есть для вас новости. Думаю, вам стоит ознакомиться с результатами тестирования последней разработки института генной инженерии и биомеханики. Я сейчас пришлю нужные материалы.
- Спасибо.
Приняв файл, Дэн подгрузил его в память и опустился в кресло, откинувшись назад и закрыв глаза. Через несколько часов он наконец открыл их. Подчиняясь команде по внутренней связи, безликий искин корабля (Маша тоже погибла около десяти лет назад, вследствие "обрушения системы", как выразился специалист по компьютерам и искусственному интеллекту, когда не смог ничего вернуть - а Дэн не стал ставить новых "помощников") развернул терминал связи. Но Дэн медлил. Надежда... слишком человеческое чувство. Как жаль, что его не отключишь так же, как процессор.
Лицо парня застыло неподвижной маской. Нет. Риск всё равно слишком велик. Потерять единственный шанс... Нет. Нужно подождать ещё немного.
Сообщение с коротким посланием ушло медику, а корабль начал набирать скорость, готовясь уйти в очередной прыжок.

URL
Комментарии
2013-08-18 в 22:32 

Дикий лесной эльф Лас
Ar lasa mala revas /// Пятый арфинг /// High Keeper of Amareamar
Будет хорошо, если сможешь на БД выложить - оно того стоит :)
И да, я рада, что у тебя фик неслэшный)))))))

2013-08-19 в 00:30 

Elviel
Обожаю мандарины. Зависаю в мире рыжего киборга.
~Хэлли~, я пока жду, ведь фик Кэлли не выложен. А без него тут непонятна часть отсылок и моментов, связанных с тем же развитием медицины.
А слэш... нет, я могу его писать, но в данном фэндоме я в слэш как-то не особо верю. =)

URL
   

Записки Рыжей бестии Эл

главная