Elviel
Обожаю мандарины. Зависаю в мире рыжего киборга.
Глава 6. Что же дальше? Отчуждение.

- Как ты мог?!
Пилот орал так, что было слышно не только в коридоре, но, наверное, и на других этажах.
- Как ты мог отдать корабль??? Совсем рехнулся?!
Дэн поёжился. Объяснение было ещё труднее, чем он мог себе представить.
- Моя система не может "рехнуться", - попробовал было он привычную отговорку, но...
- Дэнька! Кому другому мозги компостируй! - DEХ порадовался бы привычным оборотам, если бы напарник не был так взбешён. - Вот какого космического беса ты это сделал?!
- По двум причинам, - тихо ответил Дэн. Он стоял перед Теодором, опустив голову, как когда-то молча принимал очередную выволочку от капитана. Это воспоминание заставило Теда замолчать и несколько раз сглотнуть. Даже эта потребность иногда заткнуться и поморгать или сглотнуть комок в горле - она тоже бесила не привыкшего к подобной подлости со стороны своей нервной системы пилота.
Приняв его молчание за ожидание ответа, рыжий тихо продолжил.
- По двум причинам, Тед. После войны "Мозгоед" был очень сильно повреждён, и нам с Михалычем так и не удалось восстановить его полностью. Если честно, я даже не представляю, как мы летали последние несколько лет...
Дэн осёкся. Да, он был уже давно на корабле один. Но киборг привык думать "мы" - он, Тед... и "Мозгоед". Так и сказал сейчас. Но друг не заметил этой случайной оговорки. Или заметил, но промолчал, потому что для него тоже было "мы". Пусть и в криокамере, но он был на борту своего корабля.
- Почему же ты не подождал, когда я приду в себя? - теперь Теодор почти шипел, и это было, пожалуй, ещё страшнее, чем его крики. - Вместе бы починили.
- Тед... Там не чинить уже надо было, а менять, причём менять всё, до последнего кусочка обшивки. Даже у металла есть запас прочности, а нам за годы войны очень досталось, - Дэн вздохнул. - На ремонт в последнее время уходило большая часть того, что удавалось заработать.
- Поменяли бы, - пилот всё так же сверкал глазами, снова повышая голос. - Если б потребовалось, то всё бы и поменяли. Но ты просто отдал корабль! И куда?! В Музей!!! Чтобы он там в землю врос?!
Дэн ещё ниже опустил голову. Он не знал, как объяснить другу, что в самом деле последние несколько лет не понимал, как корабль ещё функционирует. Иногда Дэну казалось, что сам "Мозгоед" чувствует себя обязанным продержаться до того момента, когда пилот вернётся на борт. Вернётся... и что? Дэн никогда не думал продавать корабль, по любой причине, кроме одной - было ясно, что на операцию, тем более по последним технологиям, потребуются деньги, и большие. Но Дэну было так же ясно, что старый транспортник иначе, как "грудой металлолома" никто не назовёт. Никто, кроме них с Тедом.
И когда неожиданно подвернулся вариант с Музеем, Дэн понял - это их шанс. Они не смогут восстановить "Мозгоеда". Киборг так и не научился заниматься самообманом и называть белое чёрным. И ещё... рыжему показалось, что корабль тоже согласен. Словно даже металл истощил свой запас прочности и просил о покое.
- Так что вторая причина? - кажется, Тед накричался. - Она вообще существует?
Ответ Дэна заставил его замолчать и откинуться назад на подушки.
- Вторая причина - мне не хватало денег на операцию, - наконец поднял взгляд на друга рыжий киборг. - И взять их было неоткуда. Перевозить грузы больше не получалось, "Мозгоед" не проходил техосмотры. Я не знал, что делать, когда ко мне обратились с предложением из Музея.
Тед сердито выдохнул, но промолчал. Что тут скажешь? Даже корабль, получается, участвовал в его спасении. А он об этом просил?! Сейчас так трудно осознать всё...
- Знаешь, рыжий, - сквозь зубы сказал пилот. - Я бы отдохнул. Ты... погуляй пока, хорошо?
Дэн, как всегда, безропотно поднялся и вышел. Тед закрыл глаза... и почувствовал, что пара предательских капель всё же скользнула по щекам. Рыжий, рыжий... Как ты мог? Даже попрощаться не дал...

* * *
- Рыжий.
- Да? - с надеждой повернулся к напарнику Дэн. Предыдущие несколько дней пилот прогонял его, потом просто запретил пускать в палату. Сегодня куда-то отлучилась медсестра с поста, а то опять были бы проблемы…
- Я хочу уйти отсюда, - по-прежнему сквозь зубы и глядя в сторону.
Киборг послушно встал и вышел из палаты, вернувшись минут через десять с лечащим врачом Теда. Военный хирург, в отличие от гражданских, в первую очередь заглянул не в результаты утреннего обхода ординатора. И не в историю болезни. Медик в белом халате поверх военной формы пристально посмотрел в глаза пациенту и медленно наклонил голову:
- Думаю, вы понимаете весь риск досрочной выписки? - дождался короткого ответного кивка и продолжил. - В целом, выздоровление идёт хорошо, все имплантаты прижились и функционируют отлично. Так что жизнь у вас впереди долгая и интересная...
- Ага, - скептически перебил его Теодор. - Лет на сорок.
- Почему на сорок? - удивился врач.
- Потому что в шестьдесят с лишним люди уже как-то больше напоминают старых развалин, - безжалостно припечатал Тед. И повернулся к напарнику, не упуская возможности сказать ему резкость:
- А тебе, рыжий, со мной возиться придётся! Не пугает?
Дэн молча покачал головой, а медик удивлённо перевёл взгляд с Теда на его напарника:
- Денис Станиславович, вы не сказали своему коллеге?..
- О чём? - немедленно встрял Тед. Его совершенно не устраивало, что от него что-то пытаются скрыть!
- Я не медик, - таким знакомым Теду бесстрастно-лекционным тоном пояснил врачу DEХ. - Вряд ли мне следует говорить о медицинских аспектах и последствиях трансплантации искусственных органов последнего поколения...
- Всё-всё, я понял, - шутливо поднял руки врач. - Опять забыл, с кем имею дело. Итак, Теодор... как Вас-то по батюшке?.. Ну, не рычите, я уже объясняю.
Посерьёзнев, военный медик присел на край кровати.
- Скажите, Теодор, вы ведь уже не застали последние разработки... впрочем, о чём я? Последние появились уже после войны. Так вот, что были - и есть - синтетические органы, вы знаете, эта технология появилась ещё до войны. Они аналогичны естественным, служат примерно столько же, да и ведут себя аналогично "родным". Но в последние годы войны появились предпосылки, которые потом были развиты и использованы в Центре биопротезирования имени Бобкова... Что? По основателю технологии и назвали. Так вот, сплав медицины, бионики и нанотехники на стыке наук дал потрясающие результаты. И появился новый вид трансплантатов - биомеханические, с наночастицами... Долго объяснять. В вашем положении мы не могли заменить пострадавшие органы синтетическими, они начинают функционировать на секунды позже новых разработок, а счёт шёл на мгновения... Вы знаете, насколько тяжёлые ранения получили в том бою?
- Это был не бой... не совсем бой, - поправил врача пилот. - Просто вылазка для доставки оружия.
Хирург кивнул и продолжил:
- И нам пришлось - да мы бы и сами проголосовали за этот вариант - вместо синтетики поставить вам бионанотрансплантаты. Они куда долговечнее традиционных и не изнашиваются со временем. Ещё и влияют на остальной организм... В общем, насчёт сорока лет вы, мягко говоря, заблуждаетесь.
- А сколько? - мрачно поинтересовался Тед, готовый услышать уже как "ну, лет десять протянете", так и "пару месяцев".
- Примерно сто, ну, плюс-минус... И стареть вы начнёте гораздо позже, чем думаете, уже в последние годы.
Тед молча переводил взгляд с медика на бесстрастного Дэна. Они что, шутят?!
- И сколько у меня этих... био... нано? трансплататов?
- Порядка десяти, - почти извиняющимся тоном пояснил лечащий врач. - Практически все внутренние органы. Кроме сердца.
Тед ошеломлённо помолчал.
- Подождите... это что ж получается, я теперь - киборг?! - взорвался он.
Врач молча усмехнулся, а Дэн с какой-то странной интонацией... не удовольствия, но с чем-то близким, протянул:
- Не-э-эт Тед, ты не киборг.
- У нас это называется "механист", - вставил врач. - Многие ставят себе какие-то встроенные устройства, то же оружие, имплантаты...
- Процессоры в голову... - ехидно продолжил Тед.
Врач удивлённо поднял брови:
- Вообще-то нет, ведь при подобном симбиозе неизвестно, что будет с человеческим мозгом. Так что не рискуют.
- Я и говорю, - столь же ехидно, как до этого напарник, вставил Дэн. - На киборга ты не тянешь. Куда уж тут - без процессора в голове?
- Механист, - повторил Тед, медленно, словно пробуя это слово на вкус.
- Да,- кивнул врач. - Сейчас таких много. Но, как правило, железо встраивают сознательно.
Тед посмотрел на лежащую на одеяле руку. Дэн неожиданно чуть-чуть усмехнулся:
- Помнишь, ты говорил, что хотел бы как я - двери рукой вышибать?
- Помню.
- Ну, можешь попробовать, - предложил серьёзно рыжий.
Тед удивлённо смотрел на напарника.
- Биопротез, - пояснил врач. - За счёт того, что мускулы, по сути, сплав механики и органики, они намного сильнее обычных. Управляются теми же нервными импульсами, что и сама рука. Да вы попробуйте.
Дэн присел на край кровати и поставил локоть правой руки на одеяло, предлагая в шутку помериться силой.
- Давай. Я сначала не буду активировать боевой режим.
Тед подумал, что напарник шутит. Но, почувствовав некоторое сопротивление, всё же достаточно легко уложил его руку на кровать.
Пилот пристально посмотрел киборгу в глаза, но тот был серьёзен.
- Ну вот, а теперь попробуй с активированным боевым, только осторожно, не в полную силу, имлантату ещё надо время, чтобы прижиться полностью. Кстати, и чувствительность нервных окончаний тогда станет ощутимо лучше, почти как была.
На сей раз это уже больше походило на истину. Рука Дэньки привычно напоминала по ощущению скалу, однако, когда Тед в азарте нажал сильнее, он почувствовал, что да - силы были, конечно, неравны, и всё-таки... всё-таки рука киборга чуть дрогнула.
- Хорош, - Дэн убрал руку, а врач подключил какие-то непонятные приборы к плечу.
- Да, всё в порядке. Сильней не стоило. Отлично, характеристики в норме.
Тед поднял правую руку к глазам, сжал кулак и снова разжал его. Ничего себе новости... значит, Дэньку он теперь в небоевом режиме заломает?!
- Ты так думаешь? - скорчив удивлённую мину киборг. - Не забывай, у тебя только одна рука механическая, а у меня встроенные имплантаты по всему телу.
Да уж, сто лет жизни, вернувшаяся рука… с ума сойти, сделать Дэньку в армрестлинге! Но…
- Я. Хочу. Уйти. Отсюда, - упрямо повторил пилот, помолчав.

* * *
- Ну, и куда мы теперь? - спросил Тед, когда вслед за киборгом осторожно спустился по ступенькам на землю. Это было так... странно. Понимать умом... ну хорошо, пытаться понять умом, что прошёл чуть не век с того дня, когда они с Дэном полетели в рядовую вылазку, оказавшуюся роковой. И другое дело - вдохнуть воздух, несущий запахи нагретого за день солнцем металла и пыли, и почувствовать облегчение, что войны больше нет. Совсем нет. Всё, как когда-то, есть мирные планеты, есть какие-то локальные конфликты, опять появились пираты. Всё, как тогда, в счастливую пору до войны. Вот только... Тед поднял голову, всматриваясь в порозовевшее закатное небо. Нет. Ничего уже не будет "как раньше". Лесу неважно, выжгут пару муравейников, или нет. Планета переживёт уничтоженные стихийным бедствием или людским произволом пару городов. Мир не заметит несколько разнесённых в пыль планет.
А вот личная Вселенная Теда сейчас корчилась от боли, словно её пожирало невидимое пламя.
- К одному дру... к одному человеку, - уклончиво ответил рыжий. - Увидишь.
- И много у тебя таких "человеков"? - Тед почувствовал нечто вроде укола ревности. Ведь Дэн не спал все эти годы, он общался с людьми, наверняка и какие-то связи завёл, дружеские или деловые.
- Только один, - и напарник направился к садящемуся флайеру жёлтого цвета. Система управления тут была настолько примитивная, почти полностью замкнутая на автоматического пилота, что Тед только разочарованно фыркнул и демонстративно плюхнулся на пассажирское сиденье, предоставив напарнику самому вести "такое не пойми что".
Летели они минут пятнадцать, пока не оказались на окраине города. Уже почти стемнело, и Теодор лишь по ставшими редкими огонькам внизу понял, что город они покинули. Но и далеко улетать не пришлось - рыжий, явно привычно, поймав сигнал очередной координатной вышки, повёл юркую машинку вниз.
Они вылезли около небольшого дома, стоящего почти вплотную к тёмной сейчас стене деревьев, но Дэн медлил отпускать флайер. Поколебавшись, он активировал комм. Почти сразу отозвался звонкий весёлый голос, при звуке которого Тед вздрогнул.
- Дэн, это ты? Надолго? Ты сейчас где? Прилетишь? Родителей не будет ещё пару дней, их понесло на лыжах покататься с полярных шапок, и бабку с дедом захватили для компании.
- Это я. Пока не знаю, надолго ли. Рядом с твоим домом. Я просканировал, что их нет в доме, - методично ответил на вопросы киборг. Он наконец нажал кнопку запуска автопилота на панели управления флайером, и машинка медленно поднялась в небо.
На пороге домика появилась и кинулась к ним девушка, уже на бегу протягивая к рыжему руки. Тед полагал, что незнакомка обнимет Дэна, но нет - он тоже потянулся ей навстречу, и девушка словно чуть упала вперёд на последнем шаге, давай возможность киборгу поддержать её за встретившиеся ладони.
- Как здорово, что хоть с кем-то можно такое проделывать! - воскликнула она вместо приветствия. - Наш "восемнадцатый" всё время нудит, что вероятность того, что он меня не поймает в следующий раз...
- Пеля, - негромко перебил её DEХ, но что-то было в его тоне, заставившее девушку замолчать и вопросительно поднять брови. Дэн лёгким движением головы указал ей на Теда. Девушка озадаченно повернулась к нему, и Теодор вздрогнул. До этого он стоял заворожённый, замерший - настолько ему хотелось продлить это ощущение узнавания. Боль, так и терзавшая сердце, несмотря на его попытки двигаться, разговаривать, даже отпустила на время. Казалось, что это Полина звенит весёлым смехом, легко сбегает по ступенькам, кидается к "их Дэньке"... Но стоило девушке повернуться к Теду лицом, и даже в почти уже сгустившихся сумерках он понял, что как раз внешнего сходства с той, кого он так ясно помнил, тут нет. Чуть раскосый разрез глаз, волосы хоть и вьющиеся, но тёмного оттенка... это сказался Роджер. А черты лица были Теду совсем незнакомы и непривычны.
А Пеля озадаченно рассматривала пилота.
- Дэн, твой знакомый мне кого-то напоминает... Вообще, ты меня удивил, - опять улыбнулась она. - Учитывая, как редко ты заглядываешь после смерти прабабушки, привезти с собой ещё кого-то? Это так не похоже на тебя.
- Это Пеля, правнучка Полины, - вежливо представил девушку напарнику Дэн. И повернулся к девушке. - Пеля, в этот раз меня привело на Новый Бобруйск то самое дело, о котором мы постоянно говорили с Полли.
- Ты хочешь опять доставать врачей, чтобы они спасли твоего напарника? - подхватила девушка. - Мне кажется, ты уже кроме как за очередной их консультацией и не прилетаешь!
Она вдруг осеклась и снова повернулась к пилоту. Потом медленно отступила на шаг, наклонив голову набок, как будто так Тед казался ей симпатичнее для разглядывания.
- Дэн, - медленно сказала девушка. - Пойдёмте в дом. Только не говори пока ничего, хорошо?
Они поднялись на крыльцо и вошли в дверь. Тед не удержался и судорожно вздохнул. Запахи, обрушившиеся на него... пахло Домом. Местом, где не просто спят и едят, но наполняют его своими мыслями, эмоциями, чувствами... То, в чём ему самому теперь судьбой было отказано.
Пеля, войдя последней и закрыв дверь, обошла друзей и, встав перед ними, впилась взглядом в лицо Теодора. Потом округлившимися глазами - на Дэна. Он кивнул.
- Прости, я не знал, к кому ещё обратиться... Пеля, это Тед. Ну, прабабушка тебе...
- Ого... - прошептала девушка, даже не пытаясь понять, что там бормочет киборг. - Так это правда?! И вы помните войну?
Тед молча кивнул. Что её помнить? Она до сих пор с ним, в каждом нерве, кажется, что в каждой клеточке тела.
- А расскажете? Я подружек позову, одна историк, вторая песни пишет...
- Пеля, - опять попытался привлечь её внимание рыжий. - Мы только что из больницы, а в себя Тед пришёл только около недели назад. Ему сейчас нужно как можно больше времени отдыхать.
- Хорошо, - неожиданно легко согласилась девушка. - Давайте я вам покажу комнаты, и можете ложиться. Есть хотите?
Киборг молча кивнул, а Тед пожал плечами. Есть на самом деле не хотелось, но вот ощутить заботу, ощутить Дом... хоть ненадолго, хоть не свой...
- Дэн, ты тогда там, где обычно, а Теодора я в комнате прабабушки устрою, - и девушка вихрем умчалась на второй этаж по деревянной лестнице.
Тед медленно подошёл к ступенькам, коснулся рукой резных покрытых лаком перил.
- Это её отец... Пели, - подсказал Дэн сзади. - Он мастер по дереву, сейчас это пользуется большим спросом.
Они отвыкли от деревьев, как-то всё больше по кораблям. Запах нагретого металла, горячей смазки и озона от срабатывающих орудий. Впрочем, это он отвык, Дэн-то живёт в мирное время уже... сколько? Полвека? Нет, больше.
- И часто ты прилетаешь сюда? - тихо спросил пилот, не поворачиваясь.
- Сейчас реже, - киборг как всегда, мог считать стоящие за вопросом эмоции, но отвечал ровно и возможно точнее. - Когда Полина... В общем, теперь я заглядываю сюда, когда совсем грустно становится... становилось. На день-два, редко больше.
- А раньше? Ну, когда...
- Бывало, по месяцу, а то и по несколько жил. Тогда много что строилось, работу было найти легко, тем более мне.
Тед на секунду нахмурился.
- Ах, да...
Пеля легко сбежала вниз по ступенькам со стопкой чистого постельного белья в руках. Она открыла дверь справа от лестницы и пропустила Теда вперёд. Он не вслушался в слова "комната прабабушки", точнее, не осмыслил их. И резко остановился, вздрогнув, когда уже в шаге от дверей разглядел на письменном столе несколько больших фотографий в рамочках. Одна такая же, как у него и Дэна - они втроём на пляже, пилот хорошо помнил тот день. И вторая фотография, её маленькую копию Полина тоже передала Дэну, здесь они сняты всем экипажем. Третья фотография - Полина и Роджер, она в белом платье, он в какой-то странной, но красивой и идущей ему одежде. Наверное, это и есть "кимоно". И на последней фотографии Пеля, которая обнимает за плечи сухонькую старушку. Старушка держит на коленях прямо страшилище, на вид очень опасное, но как раз в момент съёмки лижущее хозяйку в щёку длинным фиолетовым языком.
- Это гарнад, - пояснила Пеля, принимаясь перестилать кровать и увидев, на каком снимке "застрял" гость". - Эндемик с Оклианы. Мама с папой были там в отпуске, ну и привезли прабабуле подарочек.
- Он умер вскоре после её смерти, - негромко добавил Дэн. - Эти создания выбирают одного члена "стаи", семьи... что-то вроде эмоционального симбионта. И без него тоскуют так, что могут погибнуть.
Когда Пеля вышла, обещав позвать, как только ужин будет готов, Дэн подошёл к столу и аккуратно уложил фотографии картинками вниз. Потом взглянул на Теда и поднял с пола сумку.
- Пойдём. Поменяемся комнатами.
Пилот без споров последовал за напарником на второй этаж, в куда меньшую по размерам комнатку с окном прямо в косом скате потолка-крыши. Кроме узкой кровати тут стояла только тумбочка и телескоп у окна. Пара крючков для верхней одежды на двери - и всё. Стены не оклеены обоями, но разводы светлого дерева, чьи доски пошли на отделку, смотрятся тоже красиво.
Сидя на кухне и неторопливо поедая что-то вроде яичницы, но с незнакомым привкусом, напоминающим не то ореховый, не то какой-то травяной, Тед наконец решился спросить Дэна о том, что его подсознательно тревожило с памятного разговора о корабле.
- Деньги? - немного удивился вопросу рыжий. - Нет, ни в какие долги я не залез. Часть суммы у меня была, около трети выделил Фонд ветеранов, ещё часть денег собрали родственники или знакомые основателей Фонда. Ну, и компенсация от Музея...
- То есть этих... долговых обязательств за тобой не числится?
- Не числится. Даже немного осталось... можно какое-то время не думать о работе. Года полтора, если жить где-то на аграрной планете или просто на периферии. И даже на два, если экономить. Или можно потратить деньги на обучение, сейчас много специалистов требуется, экономика до сих пор возрождается.
Пилот облегчённо вздохнул. Ну, хоть тут приятель глупостей не наделал.
Однако кажущееся облегчение куда-то делось, стоило Теду остаться одному. Если бы он сразу оказался в этой комнате, то, наверное, усталость взяла бы своё, и парень уснул бы. Но фотографии опять разбередили душу пилота, подняли что-то мутное и крайне болезненное с её дна.
Промаявшись около часа, Тед решительно встал и направился вниз - порыться в сумке напарника, точнее, в аптечке, которую им выдали в больнице. Там наверняка есть и снотворное.
Пилот открыл дверь. Тёмный силуэт на фоне окна пошевелился, сидящий на подоконнике киборг обернулся:
- Не спится?
Дэн был одет, словно и не думал ложиться. Или уходил куда-то? Но двери не хлопали, разговоров тоже не было слышно.
Мгновенно вспыхнуло раздражение. Этот киборг что, так и будет предугадывать его поступки? Да кем он себя возомнил, почему один всё решает? И корабль...
Тед уже не сознавал, что кричит, высказывая напарнику всё накипевшее.
"Эмоциональный симбионт... Может, я тоже эмоциональный симбионт?! Был. С остальными".
- Тед... Пожалуйста. Что я могу сделать, чтобы помочь тебе успокоиться?
- Успокоиться?! Да ты...Ты сам не дал мне попрощаться! А теперь поди найди, куда его поставили!
- Почему "поди найди"? - удивился Дэн. - Я знаю, где стоит "Мозгоед", сам его и перегонял.
- Тогда отвези меня туда! - глаза Теда горели лихорадочным огнём. - Сейчас же!
- Хорошо, - Дэн легко поднялся на ноги. - Я вызову флайеротакси. Над самим Музеем летать запрещено, но до границы территории нас довезут, а там пройти всего около километра. Тебе такая нагрузка уже по силам.

Глава 7. Одна Вселенная на двоих.

- Никого нет. Пошли.
Две тени проскользнули по территории Музея покорения космоса. Посреди свежерасчищенной площадки тёмным пятном возвышалась громада корабля. Для транспортника он, конечно, был небольшим, кабина занимала даже меньше места, чем крепежи. Но здесь, рядом с небольшим зданием Музея (основная часть экспозиции располагалась под землёй), он выглядел очень внушительно.
Поднявшись по трапу и остановившись у шлюза, парни переглянулись. Дэн на пару секунд прикрыл глаза, потом даже с некоторым удивлением покачав головой - связаться с корабельным искином не удалось. То есть связь-то установилась, но пароли и коды допуска уже стояли новые, наверное, подсуетились программисты Музея.
Дэн неслышно вздохнул. Придётся всё же прийти сюда днём... и общаться с администрацией. Сейчас, обретя снова друга, он хотел некоторое время побыть с ним вдвоём. Наговориться всласть. Или намолчаться - тут уж как пойдёт. Главное, что Тед жив.
Пилот ласкающим движением провёл по двери и сглотнул комок в горле, вспомнив пережитые приключения.
- Что ж, - он кашлянул пару раз, потому что голос был хриплый и словно чужой. - Спасибо тебе за всё, "Мозгоед"...
И тут случилось то, что программисты Музея позже назвали "системным сбоем в работе искина". Тихо, бесшумно шлюз открылся, и напарники, не раздумывая, вошли. Дверь за ними закрылась. Без команды включилось "ночное" освещение, когда-то установленное на базе Альянса - светящиеся полоски по стенам.
Бок о бок пилот и навигатор - ими они были, ими и остались - от шлюза дошли в пультогостиную. Молча, не глядя друг на друга, опустились в кресла - каждый в своё.

"- Чипсами поделишься?
- Держи.
- Ага, спасибо...
"

Прошлое оживало перед глазами, в памяти вставали прежние приключения. Тед не сразу понял, что щекочет щёки. Слёзы не подступали горячо к глазам, они просто струились, и в какой момент это началось, он даже не понял.
Прошло, наверное, несколько десятков минут - или несколько часов? Постепенно у Теодора возникло странное ощущение, словно его, как воздушный шарик, накачали газом легче воздуха, и от этого немного приподнимает над землёй. Обычно так описывают радость - но тут скорее было чувство некоей нереальности. И светлой грусти. Не только напарники прощались с кораблём, но, как им теперь стало ясно, и корабль прощался с ними.
Тед первый порывисто вздохнул и встал на ноги:
- Идём?
Световые полоски гасли следом за ними - искин провожал друзей до выхода. Шлюз беззвучно закрылся за их спинами. Спустившись по трапу, парни синхронно обернулись и ещё постояли, глядя на то, как первый неяркий свет будущего рассвета немного чётче обрисовывает корпус их верного транспортника.
Когда они обернулись в последний раз, уже от границ поля Музея - на верхушке корабля расцвёл золотым бликом первый рассветный луч. Таким корабль и остался в их памяти на следующие годы - тёмная громада, увенчанная золотым куполом...
И Теодору показалось вдруг, что он видит у корабля людей. Он сморгнул, но нет - они были там. Мужчина в капитанской фуражке. Второй, в белом халате. Как всегда, заросший по уши бородой невысокий механик с большим гаечным ключом в руках. И кудрявая девушка, прижимающая к себе белую кошку.
Пилот краем глаза покосился на приятеля, не уверенный, стоит ли сознаваться в том, что, похоже, у него начались галлюцинации.
Рыжий, застыв, тоже смотрел на корабль широко открытыми глазами. И, кажется, даже не моргал.
Силуэты растаяли, Тед сморгнул, уже привычно сглотнул комок в горле, повернулся и молча зашагал прочь. Дэн, так же молча и не глядя на друга, последовал за ним.
Они никогда потом не говорили об этом дне. Но каждый был уверен - эта «галлюцинация» была у них одна на двоих.

* * *
Дэн с грустью посматривал на напарника, пока они возвращались той же дорогой обратно. Киборг надеялся, что после того, как они побывают на "Мозгоеде", Тед изменится. Он и изменился. До этого пилот раздражался практически на любое слово напарника, то кричал на него, то требовал, чтобы Дэн ушёл и оставил его одного. Теперь же стал каким-то отстранённым и равнодушным. Словно, попрощавшись с кораблём, оставил там свою, обычно такую пламенную, душу. Этого Теда - бесстрастного, немного даже напоминающего старого киборга с отключённой программой имитации личности - Дэну было видеть больно и тяжело. Лучше бы он по-прежнему ругался...
Пеля встретила их на крыльце, зевая и протирая руками глаза.
- Ну, вы меня и напугали! Я проснулась - никого нет, комнаты пустые, только сумка одна и стоит. Значит, не привиделось мне, Дэн и правда вчера героя войны с Альянсом на ночь глядя приволок.
Если не смотреть на лицо, то сходство с Полиной у её правнучки было очень сильным. Голос, фигура, манера двигаться то и дело напоминали напарникам "зоолога-медсестру".
- Не приволок, а привёл, - педантично уточнил рыжий. Пеле нравились такие уточнения - когда она чувствовала, что имеет дело с "живой машиной". А вот Полли бы дёрнула за рыжий хвостик - от чего не отучилась до самых преклонных лет - и заявила: "Рыжик, не занудствуй". Это выражение она как подхватила у Теда, так и пошло...
Внешне Дэн, впрочем, остался бесстрастным. Он давно уяснил, какие правила игры надо соблюдать, чтобы хоть иногда иметь возможность вспомнить, каково это - быть не бродячим, а почти-домашним котом.
Кстати, заплетать его Пеле тоже нравилось.
Похлопотав с завтраком, девушка подхватилась собираться на конференцию биологов. Обняв обоих парней, она вскинула на плечо сумку и вихрем слетела по ступенькам, направляясь к садившемуся около дома флайеру-такси.
После её ухода приятели долго сидели молча, неторопливо доедая бутерброды. Дэн грустно крутил в руках пластиковый пакет со сгущёнкой, и Тед невольно усмехнулся, припомнив жалобу рыжего насчёт исчезновения жестяных банок с его любимым лакомством. Вспомнилось пилоту и ещё кое-что, что накануне вечером он отметил, но тогда было не до вопросов.
- Слушай, Дэн...
- Да?
Тед смотрел в чашку, словно спрашивал ответ у одинокой чаинки, проскользнувшей из чайника и теперь крутившейся в кипятке.
- А почему ты вчера сказал "хорошо", когда выяснилось, что родных Пели нет дома?
- Я не сказал, - возразил киборг.
- Ты подумал.
Дэн удивлённо смотрел на напарника, но тот был по-прежнему поглощён танцем чаинки в горячей воде.
- Ну, - помялся рыжий. - Они не очень одобряют то, что Пеля со мной общается. Её бабушка… а за ней и мать с отцом.
- Почему? - вскинулся пилот, и на секунду DEХ увидел перед собой прежнего Теда, порывистого и не терпящего несправедливости.
- Они не считают киборгов... равными людям, - спокойно пояснил Дэн, вставая, чтобы налить ещё чаю им обоим. - Понимаешь, сейчас искины уже разумны, но разум пока находится не на том же уровне развития, как человеческий.
- Но ты же другой!
Дэн вместо ответа сначала просто пожал плечами, но после долгой паузы ровно напомнил:
- Я киборг.
Тед сидел как оглушённый. Пеля - правнучка Полины, они в доме Полли и Роджера, теперь, получается, в доме её детей. Значит, полинины сын или дочь... "не любят" киборгов? О, боги космоса, да в этом мире хоть что-нибудь изменится, хоть когда-нибудь?
- Дочь, - откликнулся Дэн, видимо, Тед произнёс этот вопрос вслух, даже не осознав этого. - И её муж. Сын... с ним было проще. Он очень напоминал Роджера. Но любил пиво, а не сакэ. Они ещё с отцом всё спорили, что должен пить настоящий мужчина в их семье, и смеялись.
- "Было"?
- Он погиб. Стал полицейским, как отец, служил в Галактической полиции. Его убили пираты несколько лет назад. Хорошо, что Полли уже не успела узнать.
Тед залпом допил чай, не обращая внимания на то, что жидкость только-только остыла до температуры, когда не обожгла бы слизистую. Но всё равно было горячо, и пилот пару раз втянул ртом воздух. Потом решительно встал. Стены дома вдруг стали давить, хотелось выйти наружу, под высокое небо. Небо... поднимется ли он теперь туда? Когда и как? Тоска опять сжала сердце, и пилот постарался выкинуть эти мысли из головы и глубоко подышать, как велел на прощание врач.
Дэн тоже отставил свою чашку, не допив. Желание и намерения друга, как всегда, было очень легко считать. А вот постепенно завладевавшие напарником хандра и нехорошая обречённость киборгу совсем не нравились.
- Тед, - осторожно поинтересовался он. - Ты не хочешь прогуляться?
- А мне можно... доктор? - ехидно парировал пилот. Но отказываться от компании, к облегчению рыжего, не стал.
Вместо ответа на колкость Дэн скрылся в комнате и вернулся с сумкой.
- Так и пойдёшь с ней? - продолжал ехидничать Тед.
- Мне не тяжело, - последовал спокойный ответ, и киборг первым направился к выходу.
На улице было хорошо, хотя дом нельзя было назвать ни душным, ни неуютным... Нет, дом был удобным и красивым, и в нём явно жили люди, которые заботились о нём, и друг о друге тоже заботились. Вот только в этом маленьком уютном мирке не было места для двух друзей, словно вчера вырвавшихся из горнила войны и отчаяния.
Дэн уверенно направился в лесок, почти примыкавший к дому. Теду было в общем-то всё равно, куда идти, так что он последовал за другом. Киборг шёл неторопливо, пилот не возражал. Было так приятно дышать полной грудью, смотреть по сторонам, отмечая и вспугнутую птичку, и незнакомые цветы на прогалине, и красиво заросший мхом пень. Мелочи, о которых Теодор почти забыл за треволнениями военной поры.
Из леска они вышли на большое пустое поле, поросшее низкой стелющейся травой. Дэн, не прибавляя шага, продолжал двигаться вперёд. А пилот застыл, глядя на то, что было дальше. Там, где кончалось это поле - зона отчуждения, как теперь стало понятно - начиналось другое, огороженное. Зона космопорта. Небольшой, то ли запасной, то ли просто слишком маленький для большинства кораблей.
Тед сглотнул горькую слюну. Зачем рыжий бередит рану и предлагает такую "прогулку"?
- Идём, - обернувшись, позвал Дэн и, не останавливаясь, зашагал дальше. Теодор тоскливо посмотрел на силуэты кораблей. Они всё равно манили к себе, обманчиво манили обещанием неба... И пилот медленно, через силу, зашагал за напарником.
Они неторопливо шли мимо ряда кораблей. Около одного Тед притормозил. По очертаниям, по расцветке этот небольшой транспортник был очень похож на "Мозгоеда". Пилот коснулся обшивки. Холодный металл. Он вздохнул. И шагнул дальше.
Следующий кораблик был словно окутан инеем, так поблёскивало на солнце антикоррозийное покрытие. Обычно такое ставилось на какие-нибудь шикарные лайнеры, а не на мелкие транспортники. Возможно, это был "демонстрационный экземпляр", из тех, которые собираются первыми в серии, чуть ли не полностью вручную, отлаживаются как часы - а затем их показывают на разного рода "космосалонах", выставках новейших разработок.
Дэн, прошедший немного вперёд, заметив, что приятель остановился, вернулся к нему и стоял рядом, глядя на светлую броню обшивки.
- Один из немногих, где оставили ручное управление без отключения искина, - негромко прокомментировал киборг. - Есть ещё ряд моделей, но это старые корабли, скоро сыпаться начнут.
Тед сжал зубы, удерживая рвущиеся с языка ругательства. Вот как - теперь водят корабли искины? Значит, пилот сейчас уже не нужен?
- Этому кораблю - нужен, - возразил Дэн, безошибочно опознав в раздражённом шипении каждое слово.
- Рыжий, - не выдержал и наконец сорвался Тед. - Ты что, издеваешься?! Ты сам мне сказал, что у нас есть немного денег на счету, чтобы хоть не сразу искать работу. И всё! Какого... ты мне тут душу травишь?! Может, ещё купить этот корабль предложишь?!
Киборг спокойно полез в карман.
- Не предложу, - возразил он, протягивая напарнику комм. - Я его уже купил. Поэтому и денег мало осталось. АСку я снял, ты не против? Я же помню, тебе не нравится, когда в глаза светят лишний раз.
Теодор смотрел на навигатора, потеряв дар речи.
- Как - купил? Это же штучная сборка, он же стоить должен!..
- Да? - слегка удивился Дэн. - А судя по данным каталогов, это старая модель, с одним искином. Сейчас можно летать каким угодно составом, только капитан и врач обязательны для коммерческих судов. Но тогда на борту должны быть два искина для управления кораблём. Нанять пилота с навигатором в конечном итоге вышло бы дороже, чем купить следующую модель транспортника. Вот и продавали недорого.
- Но - второй искин?..
Дэн секунд десять внимательно рассматривал уставившегося на него напарника - а потом медленно поднял левую бровь. Тед сердито фыркнул, почувствовал, что уши словно обдали горячей водой. Давненько рыжий не откалывал с ним этот фокус. Или повода не было?
- Ну, что, - не дав Теду вспыхнуть, спокойно поинтересовался киборг, всё так же протягивая ему комм. - Идём... домой?
- А Пеля? - почему-то пилот сейчас, в шаге от своей "ступеньки в небо", не мог заставить себя сделать этот шаг.
- Мы напишем ей. Потом, по инфранету. Я уже уходил так, она не удивится.
И медленно, почти против даже не желания, а безумной смеси эмоций, на ладонь рыжего легла другая, сжав "ключ" от их нового "дома".

* * *
Директор музея, счастливый и словно даже помолодевший, вылез из наёмного флайера около главного здания космопорта. Ремонт ценнейшего экспоната шёл полным ходом, специалисты говорили, что смогут даже сохранить "Космическому Мозгоеду" способность летать. Тогда на Дне Победы в войне с Альянсом он мог бы возглавлять торжественный полёт в стратосфере малых кораблей - участников боевых действий. На входе директора ожидала миловидная сотрудница Службы по связям с общественностью, обрадованная знакомством с прославленным ветераном.
- Вы не сообщили о цели Вашего визита, - она буквально светилась готовностью помочь.
- Я бы хотел найти одного человека... - Он выдержал интригующую паузу. - Теодора Лендера.
- О! - Девушка не подкачала - изумилась так, что непрофессионально открыла рот, и так и застыла. - А... почему вы думаете, что я могу вам помочь? Ведь... такой герой... Нет, я слышала новости...
- Насколько мне известно, он должен был появиться в космопорте. Или появится ещё. Чтобы купить корабль и попытаться потихоньку покинуть планету. Но мы должны ему помешать!
- Почему? - девушка не понимала.
- Да потому, что мы уже организовали интервью на местных и галактических каналах! Вы представляете, какое это событие?! Среди нас легенда войны с Альянсом, такой случай...
Девушка никак внешне не показала своего скепсиса. Она, как и многие, читала то, что с натяжкой можно было назвать "биографией" пилота, чьим именем были названы как безумный, неосуществимый в теории (зато осуществлённый им на практике) манёвр, так и орден, которым грезили пилоты. И ни в одной строке не было ссылки на то, что Теодор Лендер был падок на славу и известность.
- А почему вы полагаете, что он будет именно тут?
Ветеран улыбнулся, самую малость снисходительно:
- Смотрите сами. Из больницы он выписан. В гостиницах не появлялся. Значит, либо у кого-то гостит - а у кого? Либо собирается купить корабль и улететь.
- Я сейчас проверю, - сотрудница была сама услужливость. Она связалась с диспетчерской космопорта и попросила данные по вновь зарегистрированным кораблям.
- За последние пять дней был зарегистрирован на нового владельца только один корабль, транспортник малой размерной линейки, - отозвался мягким, но механически ровным голосом искин справочной. - Сегодня утром владелец запросил взлёт и покинул планету.
- Кто? Кто владелец?! - директор музея напрягся. Да нет, на фамилию Лендер как минимум среагировали бы... - Кто выпустил его с планеты?
- Владелец: Петухов Денис Станиславович, - тем же ровным тоном ответил искин. - Малый транспортный корабль "Стас-два". Наличие на борту двух искинов является достаточным условием комплектности экипажа. Для получения разрешения на взлёт не было никаких препятствий.
Трудно было поверить - несмотря на все слухи и легенды времён войны - что какой-то из киборгов младшей линейки DEХ мог действовать сознательно и по своей воле. Проще было предположить, что это работает усовершенствованная программа имитации личности и когда-то отданный приказ спасти жизнь человеку. Особенно, если Теодор - прописанный хозяин рыжей "шестёрки".
Вот только дата на документе о передаче корабля новому владельцу - это был день вскоре после того, как Тед пришёл в себя. И в тот день он ещё, по словам врачей, не знал, что происходит в мире. А значит, не отдал бы киборгу приказ купить новый корабль.
- Ну, Денис... - медленно протянул ветеран, глядя в низкое небо с нависшими тучами. Вспомнил и поправился: - Ну, Дэн... Что же ты такое? Или - кто такой?

* * *
- Стас, как ты думаешь, они справятся?
- Эта-то парочка? Справятся, конечно, куда они денутся? А мы присмотрим...

* * *
Снова, как и много лет назад - но для него-то совсем недавно - посверкивали звёзды. Подчиняясь человеку, небольшой корабль мчался через пространство, уходя на требуемое правилами безопасности для генерации "червоточины" расстояние. Хотя ещё ни трасса не была задана, ни даже примерный маршрут не намечен.
Тед касался сенсоров, чувствуя, как чутко откликается корабль, и что-то внутри него тоже начинало подрагивать, отзываясь на еле ощутимую вибрацию двигателей. Словно немного разжался тот комок в груди, который притворялся сердцем с выхода из больницы. Да, тоска никуда не делась. Теодор, наверное, предпочёл бы снова оказаться искалеченным, потерять руку... пусть... если бы за его спиной сейчас сидел в капитанском кресле Станислав Федотович, гремел чем-нибудь в машинном Михалыч, а Вениамин Игнатьевич опять от безделья гонял всех на внеочередной медосмотр... а Полина ворвалась с сияющим видом, потому что нашла интересный факт о новой живности...
Тед дёрнул головой и поморгал. Не нужно об этом думать. Лучше вслушаться в песню двигателей, пропустить её через себя. Тогда постепенно острая тоска начинает отступать, сменяется чем-то щемящим, но уже переносимым. Эти раны вряд ли когда-нибудь перестанут болеть, но с этой болью можно жить, оказывается. Вот что пытался сказать ему тогда, в Центре, Дэн... Дэнька?
Теодор в первый раз только здесь, за пультом, смог попытаться представить как рыжий год за годом вёл "Мозгоеда" сквозь пустоту. И не только космическую. Пустота на корабле, пустота в сердце... и только смутная надежда, что однажды поднимется стекло криокамеры...
Теду и самому стало жутко, когда он подумал о такой жизни. Бедный рыжий... Он... сколько, он сказал? Пятьдесят лет? И Дэн всё это время... потеряв их всех, одного за другим? Теду было не просто нелегко принять тот факт, что люди, с которыми он расстался, казалось, так недавно... что все они уже ушли из этого мира, кто раньше, кто позже, но их больше нет. Казалось, что душа рвалась на куски, и эта боль сводила с ума. А рыжий, получается, переживал это с каждой новой потерей. И, как знать, может, его и спасла в итоге, не дала отчаяться и пойти вразнос лишь мысль, что один-то друг, возможно, ещё будет с ним однажды?
Пилот повернулся.
Киборг стоял у иллюминатора, опустив голову, совсем поникнув. К глазам опять подступили горячие капли. Тед вначале ожидаемо ругался, не хотел признавать случившегося, тосковал отчаянно, во всю глубину своего горячего сердца. А сейчас он, кажется, собирался удариться в другую крайность, безысходность и тупое проживание каждого дня, без цели, без каких-то планов. Но Дэн-то хотел вовсе не этого! Правда в том, что ему было так одиноко...
На плечо легла рука. Биомеханическая. Нет - человеческая.
- Знаешь что, рыжий, - Тед попытался улыбнуться, но получилось как-то кривовато. Отвык, наверное, за последние дни. - Ты ведь говорил, нам не обязательно сразу искать заказы, немного денег ещё есть? Ну, так полетели отсюда.
- Куда? - обречённо спросил Дэн, не поднимая головы.
- А всё равно куда. Расскажи мне, что придумали нового?
Киборг растерянно поморгал:
- Да... почти ничего. То есть совсем нового. Мир инертен, он меняется очень медленно. Времени прошло мало...
- Мало? - не выдержал Тед.
- В масштабах Вселенной... - растерянно уточнил рыжий, виновато взглянув на друга.
- Пойдём, - Тед впервые, сжав руку напарника, потянул его за собой. - Проложи мне трассу. Куда считаешь нужным. Мы вместе... попробуем снова найти, зачем стоит жить? Вместе.
И Дэн слабо улыбнулся ему в ответ. Да. Теперь и дальше - вместе. Он больше не один... И значит, он ждал не зря.